irwi99 (irwi99) wrote,
irwi99
irwi99

Третейские суды как альтернатива хозяйственных судам: преимущества и недостатки

Большой популярностью в последнее время в государствах с развитой правовой системой пользуются так называемые «Альтернативные методы решения споров» (АМРС). Данный термин вполне официален; используется не только в теории, но и в правотворчестве и юридической практике. Активное введение в практику указанного института позволило в существенной части решить вопрос загруженности государственных судов и роста судебных расходов. Особо удобны эти методы при решении экономических споров, т.к. предоставляют возможность привлекать к судебному разбирательству квалифицированных экспертов, что не всегда доступно в классическом судопроизводстве. Доминирующим принципом использования АМРС является достижение понимания сторонами требований оппонентов, что позволяет сохранить правоотношение между сторонами до (и даже после) разрешения спора. К государственному же судопроизводству субъекты прибегают в большинстве случаев, когда правоотношение уже прекращено (нарушено). Альтернативные методы основаны на достижении соглашения между спорящими сторонами, решение спора начинается уже с достижения определенных соглашений между спорящими сторонами, что способствует смягчению конфликта, переводу его из плоскости антагонизма в плоскость творческого противоречия. Их отличительной особенностью является характер и степень участия субъектов, а также участие третьей нейтральной, пользующейся доверием конфликтующих персон, третьей нейтральной стороны на результат процедуры разрешения спора. Альтернативное решение споров не заменяет и не может заменить правосудие, не преграждает и не может преградить доступ к нему, не конкурирует с ним, а способствует ему.

Развитие третейского суда, как одной из форм АМРС и как альтернативы государственному суду практически во всех странах рассматривается как позитивное явление, способствующее значительному облегчению бремени, лежащего на государственном правосудии в сфере разрешения конфликтов, возникающими между участниками хозяйственного оборота. Большинство государств закрепило юридическую допустимость третейского судопроизводства. В концентрированном виде эти положения нашли свое отражение в таких нормах международного частного права как: Типовой закон ЮНИСТРАЛ о международном коммерческом арбитраже, Нью-йоркская конвенция ООН 1958 г. о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, Женевская Европейская конвенция 1961 г. о внешнеторговом арбитраже.

Непосредственно в Республике Беларусь третейское судопроизводство регламентирует Закон РБ «О третейских судах» № 301-3 от 18.07.11 г., вступивший в силу 26.01.12 г., Постановление Совета Министров Республики Беларусь от 18.01.12 г. №52 «Об утверждении типового регламента постоянно действующего третейского суда», Постановление Министерства юстиции Республики Беларусь от 02.12.2011 г. №272 «О некоторых вопросах, связанных с государственной регистрацией (постановкой на учёт) постоянно действующих третейских судов». Отдельным аспектам работы третейских судов посвящены нормы хозяйственного (гл.29 производство по делам об обжаловании решений международных арбитражных (третейских) судов, находящихся на территории РБ, и о выдаче исполнительного документа) и гражданского процесса (раздел VIII-1 Производство по заявлению об отмене решения третейского суда) - аспекты оспаривания и принудительного исполнения третейского решения.

Определяя органы, осуществляющие судебную защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав, ст.10 ГК РБ указывает в качестве такого органа третейский суд наряду с хозяйственным судом или судом общей юрисдикции. В то же время, органы, осуществляющие судебную власть на территории РБ от имени государства, исчерпывающе определены в ст. 5 Кодекса РБ «О судоустройстве и статусе судей». Более того, в силу ст. 109 Конституции правосудие в РБ осуществляется только судом, а судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства (ч.2 ст.2 Кодекса РБ «О судоустройстве и статусе судей».)

Исходя из совокупности этих норм, а также опираясь на ст. 1 Закона РБ «О третейских судах» можно сделать следующий вывод - являясь органом, осуществляющим защиту нарушенных или оспоренных прав, третейский суд не осуществляет правосудие и не входит в судебную систему РБ.

Третейский суд - это организация, не входящая в судебную систему Республики Беларусь, создаваемая для разрешения споров в виде постоянно действующего третейского суда или третейского суда, образуемого по соглашению сторон для разрешения конкретного спора.

Спор является подведомственным третейскому суду, если:

- сторонами спора являются юридические лица, индиви­дуальные предприниматели, физические лица, в том числе иностранные граждане и организации (исключение состав­ляют лишь органы государственной власти и управления и учредитель постоянно действующего третейского суда);

- спор возник из гражданских или хозяйственных пра­воотношений, и законом не ограничена возможность рассмотрения такого спора третейским судом (в соот­ветствии с законодательством третейский суд не рас­сматривает споры, затрагивающие права и интересы третьих лиц, а также споры публичного характера, основным критерием которых является степень государственного регулирования и участия государства в определенных правоотношениях);

- между сторонами имеется соглашение о передаче спора на разрешение третейскому суду (третейское соглашение).

Третейское судопроизводство обладает как комплексом преимуществ по сравнению с государственным судопроизводством, так и недостатками.

К преимуществам третейского разбирательства можно отнести:

-оперативность разрешения спора по сравнению с существующими сроками рассмотрения дел в государственных судах (с учётом всех стадий судебного процесса);

- низкие издержки спорящих сторон (ставки третейских сборов, как правило, ниже существующих ставок госпошлин при обращении в государственный суд);

- возможность выбора третейских судей сторонами (договорный характер третейского суда позволяет сторонам выбрать лиц, которые будут отправлять правосудие при рассмотрении их спора, принимая во внимание профессиональные навыки и независимость в суждениях, что, несомненно, повышает доверие к суду);

- стороны способны оказать воздействие на избрание применимого права и места разбирательства;

- конфиденциальность (заседания закрытые);

- реальная возможность сохранения партнерских отношений между спорящими сторонами;

- окончательность решения третейского суда (вступает в силу в день его вынесения) (ч.7 ст.36 Закона РБ «О третейских судах»). Действующим законодательством предусмотрена процедура обжалования решения третейского суда путём подачи ходатайства в государственный суд об отмене решения третейского суда (ст.46,47 Закона РБ «О третейских судах», ст.ст.252-256 ХПК РБ). При этом следует отметить, что при рассмотрении заявления об отмене решения третейского суда хозяйственный суд или суд общей юрисдикции не вправе исследовать обстоятельства, установ­ленные третейским судом, либо пересматривать решение третейско­го суда по существу (ч.3 ст.254 ХПК РБ);

- возможность принудительного исполнения (через государственный суд) решения третейского суда (ч.2 ст.50 Закона РБ «О третейских судах»).

- возможность исполнения решения суда на территории другого государства, что особенно важно для участников внешнеэкономических связей. Исполнить решение третейского суда за пределами РБ намного легче, чем решение государственного суда, поскольку приведение в исполнение решения третейских судов регулирует Нью-йоркская конвенция о взаимном признании судебных решений, которую ратифицировали более 100 стран, включая страны бывшего СССР, а в случае с государственным судом необходимо наличие двустороннего договора о правовой помощи между странами, которые РБ заключила далеко не со всеми государствами.

- поскольку третейское судопроизводство изначально основано на договоренности сторон, постольку предполагается более высокий уровень возможности достижения мирового соглашения и добровольного исполнения судебного решения;

- публичный характер классического судопроизводства исключает отношения конкуренции, деятельность же третейских судов полностью подчинена ее законам; третейские суды просто обречены на компетентность, профессионализм, независимость и беспристрастность (даже малейшее сомнение в этих качествах повлечет невостребованность конкретного третейского суда или судьи – к ним просто не будут обращаться), они фактически лишены права на ошибку; данный тезис ни в коем случае нельзя трактовать как упрек судьям государственных судов в непрофессионализме и пристрастности, просто жизнь предъявляет к третейским судьям повышенные требования;

- развитие системы третейского судопроизводства выгодно иным звеньям судебной системы Республики Беларусь, т.к. третейские суды могут взять на себя существенную часть нагрузки, которая в противном случае легла бы на государственные суды;

- будучи негосударственным образованием, третейский суд более независим, чем суд традиционный, который является частью государственного механизма; в силу чего принцип независимости судей государственных судов носит во многом тезисный характер (процедура их назначения, обеспечения и т.д.);

- третейское судопроизводство не отягчает государственный бюджет, оно финансово выгодно для государства, т.к. осуществляется за счет средств спорящих сторон;

- возможность одновременного изменения предмета и основания иска. Поскольку третейское разбирательство не связано формализованными правилами, установленными соответствующими процессуальными Кодексами (ХПК РБ и ГПК РБ), у сторон появляется больше возможностей по изменению и уточнению исковых требований. В том числе это относится и к возможности одновременного изменения предмета и основания иска. В рамках хозяйственного процесса такое действие в силу норм ХПК РБ недопустимо (ст.63 ХПК РБ) . Этот запрет вполне обоснован, поскольку после изменения и предмета, и основания появляется иной иск, для предъявления которого необходимо соблюдение соответствующей процедуры (направление копий лицам, участвующим в деле, оплата госпошлиной и т.д.). Иная ситуация в третейском суде. Нормативные акты, регулирующие деятельность третейских судов, не содержат запрета на любое изменение исковых требований (если иное не предусмотрено в Регламенте конкретного третейского суда). В ч.5 ст.24 Закона РБ «О третейских судах» говорится о том, что «в ходе третейского разбирательства истец вправе изменить или дополнить свои исковые требования». Поэтому решение вопроса о возможности или невозможности таких изменений третейский суд решает самостоятельно либо путем закрепления соответствующей нормы в правила третейского разбирательства (включения в третейское соглашение), либо непосредственно разрешая спор. При этом, критерием возможности одновременного изменения предмета и основания иска, видимо, должна являться целесообразность таких изменений, с тем, чтобы срок третейского разбирательства не был необоснованно увеличен, и, тем самым, не были ущемлены интересы сторон.

Вышеизложенные преимущества делают третейский суд более гибким и приспосабливаемым к потребностям сторон, чем государственный судебный процесс.

К недостаткам третейского судопроизводства можно отнести следующие факторы:

- его эффективность зависит от степени сотрудничества сторон, отсутствие механизма государственного принуждения в процессе судебного разбирательства ставит дисциплину и регламент процесса в зависимость от воли участников; затруднить или сорвать судебное разбирательство сторонам ничто не препятствует; гарантия эффективности третейского судопроизводства – это добрая воля участников и цивилизованный подход к решению спора, т.о. третейский суд – это суд для цивилизованных лиц и цивилизованного решения спора, он предполагает высокий уровень правосознания и общей культуры всех участников процесса;

- рассмотренный выше фактор определяет этико-психологические трудности работы третейских судей – требуется большая осторожность и щепетильность для сохранения равновесия, паритета интересов в судебном процессе, а также большие усилия, направленные на минимизацию возможности малейшего конфликта;

- необ­ходимость обращения в государственный суд с дополнительными за­явлениями о принятии мер по обеспечению иска, рассматриваемого в третейском суде (при необходимости принятия таких мер) (ст. 30 Закона РБ «О третейских судах»);

- необходимость обращения в государственный суд с заявлением о вы­даче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда с уплатой государственной пошлины в размере 10 базовых величин (Приложение 16 к Налоговому кодексу РБ) (при неисполнении решения третейского суда про­игравшей стороной добровольно).Но, следует отметить, что данный недостаток нивелиуется тем, что не стоит забывать о том, что суть третейского разбирательства заключается в том, что решение третейского суда должно быть исполнено добровольно. Стороны соглашаются добровольно исполнить решение третейского судьи, полностью доверяя его мнению, опыту и авторитету. Такое соглашение носит характер фидуциарной (доверительной) сделки. Принудительное исполнение противоречит самой сути третейского суда. Сторона, подписывая соглашение о передаче спора в третейский суд либо вставляя в договор третейскую оговорку, тем самым подтверждает свое твердое намерение и готовность исполнить решение третейского суда. Добрая воля в данном случае - это согласие подчиниться независимому третейскому судье.

- возможности сторон в части сбора доказательств в рамках процесса третейского разбирательства существенно меньше, чем в хозяйственном процессе. Поскольку третейские суды не входят в судебную систему РБ, то ответственность за дачу заведомо ложных показаний, заведомо ложного заключения эксперта или неправильный перевод, отказ свидетеля от дачи показаний, установленная УК РБ, вряд ли может быть применена, если эти действия совершены в третейском суде. Таким образом, свидетельские показания и экспертное заключение в третейском суде с точки зрения достоверности имеют примерно такую же доказательственную силу, как и пояснения сторон. Более того, поскольку третейский суд не обладает властными полномочиями, он не вправе обязать свидетеля явиться в суд для дачи свидетельских показаний. Даже если третейский суд придет к выводу о необходимости участия в процессе свидетелей для правильного разрешения спора, он не имеет возможности способствовать сторонам в защите их процессуальных прав, поскольку его правомочия в данном случае ничем не отличаются от правомочий самих сторон.

- несмотря на то, что регламентации деятельности третейского суда посвящен Закон РБ «О третейском суде», косвенно его деятельности касаются и иные нормативные акты. Так, отдельным аспектам работы третейских судов посвящены нормы хозяйственного (гл.29 производство по делам об обжаловании решений международных арбитражных (третейских) судов, находящихся на территории РБ, и о выдаче исполнительного документа) и гражданского процесса (раздел VIII-1 Производство по заявлению об отмене решения третейского суда) - аспекты оспаривания и принудительного исполнения третейского решения. Анализ вышеуказанных нормативных актов выявил ряд пробелов и вопросов в правовом регулировании деятельности третейских судов, многие из которых были озвучены на заседании круглого стола на тему «Развитие и становление третейских судов в Республике Беларусь», проведённом Высшим Хозяйственным судом РБ 21.11.2012 г., а именно:

а) вопросы принятия мер по обеспечению иска:

В ч.1 ст.30 Закона «О третейских судах» установлено, что заявление (ходатайство) об обеспечении иска, рассматриваемого третейским судом, подаётся стороной в суд по месту третейского разбирательства или по месту нахождения имущества, в отношении которого могут быть приняты меры по обеспечению иска. Подача в суд заявления (ходатайства) об обеспечении иска осуществляется с учётом общих правил о подведомственности, установленных соответственно ГПК РБ и ХПК РБ. Сам третейский суд, не имея государственных властных полномочий, не сможет принять меры по обеспечению иска. Закон РБ «О Третейских судах» не предоставляет третейскому суду полномочий по обеспечению иска. Необходимо с вышеуказанными нормами привести в соответствие нормы ГПК (ст.254) и ХПК (ст.113), поскольку соответствующие статьи кодексов не говорят о возможной инициативе стороны третейского разбирательства по принятию мер к обеспечению иска. Так, согласно ст.113 ХПК РБ хозяйственный суд по ходатайству лиц, участвующих в деле, праве принять меры по обеспечению иска. Обеспечение иска допускается на любой стадии хозяйственного процесса, если непринятие мер по его обеспечению может затруднить или сделать невозможным исполнение решения суда.

б) вопросы содействия в получении доказательств и обеспечения доказательств:

Закон РБ «О Третейских судах» говорит в самых общих чертах о возможном содействии в получении доказательств (ч.4 ст. 31 Закона – доказательствами являются сведения, полученные в порядке, установленном соответственно гражданским процессуальным или хозяйственным процессуальным законодательством РБ, на основании которых третейский суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора.) При этом в установленном ГПК РБ и ХПК РБ порядке доказательства могут получить только общие и хозяйственные суды. Ни стороны третейского разбирательства, ни сам третейский суд не могут, руководствуясь нормами ГПК и ХПК, получать доказательства. Кроме того, Закон РБ «О Третейских судах» не содержит прямой нормы, предусматривающей право сторон третейского разбирательства заявлять ходатайства о получении и обеспечении доказательств в государственном суде, хотя прямого запрета на это в Законе нет. В соответствии со ст.22 Закона РБ «О третейских судах» стороны третейского разбирательства имеют право заявлять ходатайства.

в) невыгодность для истца заключение соглашения о передаче спора в третейский

суд после возбуждения производства хозяйственным судом:

В соответствии со статьей 40 ХПК РБ по письменному соглашению сторон спор, возникающий из гражданских правоотношений и подведомственный хозяйственному суду, до принятия им решения может быть передан сторонами на рассмотрение международного арбитражного (третейского) суда. Аналогичная норма содержится и в статьях 6 и 39 ГПК РБ. Но при заключении соглашения о передаче спора в третейский суд после возбуждения производства по делу хозяйственным судом и до вынесения им решения нет оснований для возврата истцу госпошлины из республиканского бюджета, предусмотренных Налоговым кодексом РБ. Ответчиком такие судебные расходы также не возмещаются.

г) решение третейского суда не носит преюдициальный характер:

ХПК РБ (ст.106) и ГПК РБ (ст.182), перечисляя основания, освобождающие от доказывания, не упоминают третейский суд, в результате решение третейского суда (даже после выдачи исполнительного листа) не носит преюдициальный характер, а при разрешении спора государственные судебные органы не связаны фактами, которые были установлены решением третейского суда. Между тем, обеспечивая исполнимость решения третейского суда выдачей исполнительного листа, государство (после проверки решения государственным судом) фактически признает, что решение третейского суда соответствует нормам материального и процессуального права. В свою очередь, соответствие решения всем нормам права свидетельствует, что данное решение законно и обоснованно, то есть нормы материального права применены верно, а решение основано на надлежащих доказательствах. А, поскольку принять законное и обоснованное решение на основе недостоверно установленных фактов невозможно, то факты, изложенные в решении третейского суда, установлены правильно. В этой ситуации отказ от придания фактам установленным решением третейского суда статуса преюдициальных, то есть не требующих доказывания при рассмотрении иных дел в судах (в том числе хозяйственных), не вполне обосновано.

д) процессуальные вопросы, касающиеся отмены решения третейского суда и выдачи исполнительного документа на принудительное исполнение решения третейского суда:

- обжалование решений третейских судов по спорам между субъектами, если одна из сторон является нерезидентом РБ, ХПК не предусмотрено (ст.262 ХПК РБ).

- основания для отмены решения третейского суда в ХПК РБ (ст.255) и Законе «О третейских судах» (ст.47) отличаются.

- изучение оснований для отмены решений третейского суда и для отказа в выдаче исполнительного документа на решение третейского суда показывает, что они почти аналогичны: существенная разница состоит в том, что, в отличие от оснований отмены решения третейского суда, перечень оснований для отказа в выдаче исполнительного документа на решение третейского суда не является исчерпывающим. Опираясь на существующие нормы, регулирующие деятельность третейских судов и их взаимодействие с государственными судами, государственный суд, не исследовав компетенцию третейского суда и действительность третейского соглашения, не сможет рассмотреть по существу заявление об отмене решения третейского суда (ч.2 и 3 ст.255 ХПК), равно как и выдать документ на принудительное исполнение (ст.260 ХПК). Между тем согл.ч.2 ст.46 Закона РБ «О третейских судах» заявление об отмене решения третейского суда может быть подано в течение 3-х месяцев со дня его получения стороной, ходатайствующей об отмене. То же указано в ч.1 ст.252 ХПК РБ. При этом этот срок может быть восстановлен хозяйственным судом в случаях и порядке, предусмотренном ХПК. Заявление о выдаче исполнительного документа может быть подано в течение шести месяцев со дня окончания срока добровольного исполнения решения третейского суда. (ч.5 ст.50 Закона РБ «О третейских судах», ч.5 ст.257 ХПК РБ). При этом этот срок также может быть восстановлен судом (ч.8 ст.257 ХПК РБ). Срок рассмотрения заявления о выдаче исполнительного документа на принудительное исполнение решения третейского суда - 1 месяц со дня его поступления в хозяйственный суд. (ч.1 ст.259 ХПК РБ). Согласно ст. 49 Закона РБ «О третейских судах» решение третейского суда подлежит обязательному исполнению в порядке и срок, установленные этим решением. Если в решении третейского суда срок его исполнения не установлен, оно подлежит обязательному исполнению в течение трёх дней со дня вступления его в законную силу. Согласно ч.7 ст.36 Закона РБ «О третейских судах» решение третейского суда вступает в законную силу в день его принятия. Исходя из изложенного, на практике могут получиться ситуации, когда: в выдаче исполнительного листа на решение третейского суда было отказано, оно все равно остается в силе, так как его никто не отменял или когда государственный суд выдаст приказ одной стороне третейского разбирательства на принудительное исполнение решения третейского суда, и решение третейского суда будет исполнено, а в последующем вторая сторона подаст ходатайство об отмене решения третейского суда.

е) невозможность обобщения практики работы третейских судов.

Учитывая принцип конфиденциальности в деятельности третейских судов и то, что прошло немного времени со дня вступления в силу Закона РБ «О третейских судах» и практика третейскими судами ещё не наработана, невозможно в будущем выявить тенденции и динамику развития института третейских судов, положительную либо отрицательную практику судопроизводства и третейского разбирательства, вести мониторинг деятельности третейских судов и оценить качество их работы. Возникает необходимость законодательно закрепить в процессуальных нормах порядок, предусматривающий направление государственными судами копий определений об отмене решений третейских судов, отказе в удовлетворении заявления об отмене решений третейских судов, выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решений третейских судов и отказе в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решений третейских судов третейским судам, которыми приняты эти решения.

ж) неурегулированность вопроса налогообложения деятельности третейских судов.

Как видно из вышеизложенного, третейское разбирательство, по сравнению с государственными судами, имеет как свои преимущества, так и недостатки. Тем не менее, институт третейского суда содержит в себе позитивного больше, чем порождает проблем. Причем проблемы эти не тупиковые, а вполне разрешимые. При этом хотелось бы отметить, что процессуальные нормы, которые действуют в системе государственных судов, не могут рассматриваться как основа для оценки легитимности конкретных правил третейского разбирательства.



Качицкая Екатерина Сергеевна, юрист-лицензиат, председатель постоянно действующего третейского суда «Центр урегулирования споров» при ООО «Умная техника»
05.12.2012 г.


http://isk.by/analitika/stati/tretejskie-sudyi-preimushhestva-i-nedostatki.html
Tags: court, суд
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments