irwi99 (irwi99) wrote,
irwi99
irwi99

Category:

Частная жалоба на отказ суда принять иск о совещательной комнате

... Частная жалоба
На определение от 09.06. 2017 г. М- 2386/2017 об отказе в принятии заявления.


Определение получено 17.06.2017 г.

1 Я обратился в суд с исковым заявлением о признании ПРАВА на справедливый и Беспристрастный суд, гарантированного мне законом, в частности права на вынесение судебного акта – решения суда именно в совещательной комнате.

Действия суда, т.е. вынесение судебного решения не в совещательной комнате не есть отправление правосудия (см. материалы КС РФ и ЕСПЧ - ссылки на них в более ранних жалобах). Коллегии и судьи, и БОС, и ВС РФ, уходят именно в совещательную комнату, как их обязывает к этому закон – другое дело, что они уходят туда с заранее изготовленным судебным актом (т.е. сам факт рассмотрения вторичен), но это есть тема для другой жалобы.

В нарушение ст. 46, ст. 47 , ч. 3 ст. 56 Конституции РФ, ст. 6, 13 ЕКПЧ мне отказано в доступе к суду судьёй Е.А. Орловой, подменившей предмет моего иска, что влечёт отмену Определения суда по основаниям п.4 ч. 1, п. 1, п. 2, п. 3 ч. 2, п. 1 ч.4 ст 330 ГПК РФ.

Цитирую из Постановления Пленума Верховного Суда РФ
№27 от 21.06.2013 «обязанность судьи установить ФАКТ нарушения наших прав и принять меры к их защите»

Однако, судья Е.А. Орлова приняла заведомо незаконное определение об отказе мне в доступе к суду, не указав ИНОЙ порядок защиты нарушенных прав по очевидной причине его отсутствия.

Во первых, действительно, мы не согласны с незаконными действиями судов (судей, председателей судов, их заместителей) и избранный нами порядок судебной защиты – фиксация факта - предусмотрен ГПК РФ.

В порядке процессуального обжалования подлежат рассмотрению судом исключительно судебные акты, по результатам чего они отменяются, изменяются или оставляются без изменения. Обжалование действий/бездействия судов, судей, председателей судов, сотрудников аппарата судов производится в выбранном нами порядке, не имеющем никакого отношения к выводам судьи Е.А. Орловой, с чем я фактически не согласен – наоборот – я требую подтвердить законность и установить этот юридический факт, и только – что не подлежит сомнению, так как ст. 19, 53 Конституции РФ и решения Конституционного суда Европейского суда подлежат неукоснительному исполнению без рассуждения со стороны судьи Е.А. Орловой под угрозой уголовного наказания, предусмотренного ч. 2 ст 285, ст 315
УК РФ.

Я ссылаюсь в обоснование иска на применимые нормы права, которые судьёй Е.А. Орловой не применены без обоснования причин, то есть умышленно, что влечёт отмену определения на основании п. 4 ч. 1, п. 1, п. 2 ч. 2 ст. 330 ГПК РФ, ч. 2 ст. 285, 315 УК РФ.

Во вторых, я не согласен не с действиями судей, связанными с осуществлением правосудия, а с недопуском меня к правосудию Судами Белгородской области (cудьями, председателями судов), моей дискриминацией по территориальному признаку, что с осуществлением правосудия никак не связано - это воспрепятствование судебной защите (ст. 136, ч. 2 ст. 286 УК).

В третьих, выбор способа защиты своих прав принадлежит гражданам –ст.45 Конституции РФ и этой норме судья Е.А. Орлова должна подчиняться согласно ч. 1 ст. 120 Конституции РФ, что подтвердил и Верховный суд РФ в ином составе.

Согласно статье 45 (часть 2) Конституции Российской Федерации "Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом".

Выбор способа защиты права принадлежит стороне, чье право нарушено (Определение Верховного Суда РФ № 4В-98-7) .

Согласно разъяснениям Верховного Суда РФ и его опубликованной практике, они, по мнению властей РФ, являются частью национального закона (см. Ismayilov v. Russia, no. 30352/03, § 27, 6 November 2008)

Поэтому, я могу, как обжаловать судебные акты с целью их отмены/ изменения, так и не делать этого, фиксируя законность или незаконность их содержания без изменения результата.

В четвертых, Верховный Суд РФ в Определении от 25 июля 2006 г. N КАС06-241 на отказ суда в приёме жалобы в порядке гл. 25 ГПК РФ на незаконные действия и бездействия судьи и председателя суда подтвердил ПРАВО обжалования в данном порядке: «Данный вывод судьи нельзя признать правильным. Как следует из содержания заявления, адресованного в первую инстанцию, и приложенного к материалам дела заявления на имя председателя Тверского областного суда, З. оспаривает бездействие судьи Московского районного суда г. Твери Верещагиной Е.Н. и председателя Тверского областного суда Шмелева А.Ю. в связи с неполучением необходимых процессуальных документов (определения кассационной инстанции от 16 марта 2006 года), то есть фактически оспаривает действия (бездействие) должностных лиц. Согласно ст. 254 ГПК РФ гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы.
Согласно ст. 254 ГПК РФ гражданин, организация вправе оспорить в суде решение, действие (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, если считают, что нарушены их права и свободы.
Руководствуясь абз. 3 ч. 1 ст. 374 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кассационная коллегия Верховного Суда РФ определила:
определение судьи Верховного Суда Российской Федерации от 26 апреля 2006
года об отказе в принятии заявления З. отменить».


В пятых, судья Е.А. Орлова утверждает, что я не согласен с действиями и решением суда.
В моих требованиях НЕТ требования признать судебные акты, в т.ч. и определения ОРС г. Белгорода или БОС незаконными, и их отменить/изменить. Я прошу установить факт нарушенных конституционных и конвенционных прав Судами – органами государственной власти. Более того, данное средство – обжалование - не может быть эффективным по причине коррупции судебной системы Белгородской области, укрывающей массово преступления судей, что лишает ПРАВА НА ОБЖАЛОВАНИЕ: проверка судебных актов подменяется коррупционными преступлениями судей вышестоящей инстанций в обстановке полной безнаказанности за преступления против правосудия. Такое «обжалование» - неэффективное средство защиты, хотя и гарантировано ст. 19, 52, 53 Конституции.

В РФ всего один суд для разрешения нашего иска . Есть только международный суд -ЕСПЧ, куда я буду вынужден обратиться в случае отказа мне в РФ в эффективном средстве защиты, обязанность которое предоставить возложена статьёй 13 ЕКПЧ на Государство.

В § 58 Постановления Европейского суда от 22.02.07 г. по делу «Татишвили против Российской Федерации» разъяснено:
«Европейский Суд повторяет, что согласно его правоприменительной практике, отражающей принцип, связанный с должным отправлением правосудия, в решениях судов должны надлежащим образом содержаться доводы, на которых они основаны. (…). Даже если национальный суд имеет определенную степень свободы усмотрения при выборе доводов в определенном деле и принятии доказательств в поддержку доводов сторон, орган государственной власти ОБЯЗАН оправдать свои действия, приведя ОСНОВАНИЯ для своего решения (…). Дальнейшей функцией обоснованного решения является продемонстрировать сторонам, что их выслушали »

Таким образом, судья Е.А. Орлова самоуправно подменила избранный нами порядок обращения в суд и не обосновала причину подмены и неприменения ст. 19, 45, 46, 52, 53 Конституции РФ:

Я обжалую отказ выбирать способ защиты моих прав, НЕ запрещённый законом (ст. 45 Конституции РФ), более того, гарантированный (ст. 46, 52, 53, 56 Конституции) и регламентированный законом, разъяснённый судам Конституционным Судом РФ и Европейским Судом по правам человека , и даже Пленумом Верховного суда в Постановлении № 27 от 21.06.2013.

Я обжалую очередное системное НАРУШЕНИЕ моих конституционных прав судом: СУД
- фальсифицировал судебный акт (умышленно исказил юридически значимые факты) - нарушил право на суд, основанный на законе ( ст. 292 УК РФ)
- отказался применять нормы права, на которые мы ссылались при обращении в суд – нарушил право не подвергаться произволу ( ст. 136, ч. 2 cт.
285 УК РФ),
- отказался выполнять конституционные гарантии, решения судов - Конституционного и Европейского – нарушил конституционные права на компенсацию и на исполнение судебных решений ( ч. 2 ст. 285 , ст. 315 УК РФ).
- причинил ущерб Казне РФ и неопределённому кругу лиц, так как налогоплательщики оплачивают лишь подчинение судьи Конституции, а Е.А. Орлова получила свою зарплату судьи за неподчинение ей – нарушил ст. 2, 35, 46, 52, 53, 120 Конституции (ст. 285.1 УК РФ)
- допустил бесчеловечное обращение в отношении истцов при обязанности уважать, обеспечивать и защищать наши права, оплаченные ему гражданами РФ – нарушил конституционные права ч. 1 ст 21 Конституции РФ, конвенционные ст 3 ЕКПЧ (ч. 2 ст. 286 УК РФ).


Отказ в доступе к ПРАВОСУДИЮ при наличии у должностных лиц уверенности в безнаказанности и вседозволенности ВСЕГДА является бесчеловечным обращением, так как это фактически является формой  хулиганства (ст. 213 УК РФ), то есть когда должностные лица выказывают явное неуважение к личности и её правам, при этом сами злоупотребляют правом, то есть действуют с противоправной целью да еще преступными способами (ч. 4 ст. 1, ч. 1 ст. 10 ГК РФ).

В § 141 Постановления Европейского Суда от 27.07.06 г. по делу «Базоркина против Российской Федерации»:
«Манера рассмотрения ее жалоб властями Российской Федерации представляет собой бесчеловечное обращение, противоречащее статье 3 Конвенции». (ст. также Постановления Европейского Суда 05.04.07 г. по делу «Байсаева против Российской Федерации» (§ 142), от 28.10.10 г. по делу «Сасита Исраилова и другие против Российской Федерации» (§ 123), от 21.06.11 г. по делу «Махарбиева и другие против Российской Федерации» (§ 103), 21.06.11 г. по делу «Гириева и другие против Российской Федерации» (§ 104) и др.).
«Принципы беспрепятственного доступа к правосудию и ЗАКОННОГО СУДА признаны международным сообществом в качестве фундаментальных», поскольку «каждый имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым, беспристрастным и компетентным судом, созданным на основании закона, при соблюдении принципа равенства всех перед судом» (абзац 3 ч. 2 мот. части Постановления КС № 10-П от 21.04.10 г.)

В п. 18 ППВС РФ № 19 от 17.10.09 г. «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и превышении должностных полномочий»:
«Под существенным нарушением прав граждан или организаций в результате злоупотребления должностными полномочиями или превышения должностных полномочий следует понимать нарушение прав и свобод физических и юридических лиц, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией Российской Федерации (например, права на уважение чести и достоинства личности, личной и семейной жизни граждан, права на неприкосновенность жилища и тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также права на судебную защиту и доступ к правосудию, в том числе права на эффективное средство правовой защиты в государственном органе и компенсацию ущерба, причиненного преступлением, и др.). При оценке существенности вреда необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на НОРМАЛЬНУЮ РАБОТУ организации, характер и размер понесенного ею материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им физического, морального или имущественного вреда и т.п.».

Поскольку факты свидетельствуют именно о существенном нарушении наших прав судьёй высокой квалификации Е.А. Орловой, то ее злоупотребления установлены Пленумом Верховного суда РФ.

Незаконность и дискриминационный характер определения Е.А. Орловой подтверждает ещё один судебный акт высшей судебной инстанции - п. 5 Постановления ПВС №21 от 27.06.2013:
«под ограничением прав и свобод человека (вмешательством в права и свободы человека) понимаются ЛЮБЫЕ решения, действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, а также иных лиц, ВСЛЕДСТВИЕ принятия или осуществления (неосуществления) КОТОРЫХ в отношении лица, заявляющего о предполагаемом нарушении его прав и свобод, СОЗДАНЫ ПРЕПЯТСТВИЯ ДЛЯ РЕАЛИЗАЦИИ его прав и свобод… любое ограничение прав и свобод человека должно быть основано на федеральном законе; преследовать социально значимую, законную цель (например, обеспечение общественной безопасности, защиту морали, нравственности, прав и законных интересов других лиц); являться необходимым в демократическом обществе (пропорциональным преследуемой социально значимой, законной цели).
Несоблюдение одного из этих критериев ограничения представляет собой нарушение прав и свобод человека, КОТОРЫЕ ПОДЛЕЖАТ СУДЕБНОЙ ЗАЩИТЕ в установленном законом порядке».


Судьёй ДОЛЖНЫ соблюдаться требования ч. 2 ст. 120 Конституции РФ, ч. 3 ст. 5 ФКЗ «О судебной системе РФ», ч. 2 ст. 11, ч. 2 ст. 12 ГПК РФ, предусматривающие применение норм действующего законодательства.

В ч. 2 ст. 6 ГК РФ, Определении КС № 428-О от 01.12.05 г установлен «запрет различного обращения с лицами, находящимися в одинаковых или сходных ситуациях».

То, что мои права нарушены определением Е.А. Орловой, имеет преюдициальный характер и спорить с Конституционным судом РФ запрещено законом «О Конституционном суде РФ».
То, что нарушено мое право не быть жертвой дискриминации и произвола доказывает сам факт отказа суда.

Согласно требованиями ФКЗ « О судебной системе в РФ» единство судебной системы РФ достигается и обеспечивается единообразным толкованием и применением федеральных законов всеми судами РФ на территории РФ.
« Наконец, в то время как цель единообразия национальной правоприменительной практики может быть достигнута за счет различных законодательных и судебных средств, она не может оправдать пренебрежения законной уверенностью заявителей в принципе
правовой определенности (см. Постановление Европейского Суда по делу «Кульков и другие против Российской Федерации», § 27).


В абзаце 6 п. 6.1 мот. части Постановления КС № 5-П от 24.03.15 г. разъяснено :
«осуществляемое законодателем правовое регулирование - в силу конституционных принципов правового государства, верховенства закона и юридического равенства - должно отвечать требованиям определенности, ясности и непротиворечивости, а механизм его действия должен быть понятен субъектам соответствующих правоотношений из содержания конкретного нормативного положения или системы находящихся в очевидной взаимосвязи нормативных положений, поскольку конституционное равноправие может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования правовой нормы всеми правоприменителями»

В абзаце 1 п. 4 мот. части Постановления КС № 30-П от 18.11.14 г. разъяснено:
«Равноправие может быть обеспечено ЛИШЬ ПРИ УСЛОВИИ единообразного ПОНИМАНИЯ и ТОЛКОВАНИЯ ВСЕМИ правоприменителями правовой нормы, которая, следовательно, должна отвечать требованию определенности, ясности и недвусмысленности; НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ СОДЕРЖАНИЯ ПРАВОВОЙ НОРМЫ, напротив, допускает возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения и ВЕДЕТ К ПРОИЗВОЛУ, а значит, к нарушению не только принципов равенства и верховенства закона, но и установленных статьями 45 и 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации гарантий государственной, включая судебную, защиты прав, свобод и законных интересов граждан».
Поэтому судья Е.А. Орлова подвергла меня ПРОИЗВОЛУ, что преюдициально установленный факт.

В § 96 Постановления от 28.06.07 г. по делу «Вагнер против Люксембурга»
разъяснено:
«Европейский суд должен напомнить, что даже если суды не обязаны изложить мотивы отказа по каждому доводу сторон (…), тем не менее, они не освобождены от ОБЯЗАННОСТИ рассматривать их надлежащим образом и давать оценку ОСНОВНЫМ ВЫДВИНУТЫМ ДОВОДАМ (…). Кроме того, если эти доводы относятся к "правам и свободам", гарантированным Конвенцией и Протоколами к ней, национальные суды ДОЛЖНЫ рассматривать их В ОБЯЗАТЕЛЬНОМ ПОРЯДКЕ и С ОСОБОЙ ТЩАТЕЛЬНОСТЬЮ».

В определении судья Е.А. Орлова не рассмотрела в обязательном порядке и с особой тщательностью доводы о наших конституционных и конвенционных правах. Постановление Конституционного суда РФ от 03.05.1995 №4-П)
« Обеспечение достоинства личности предполагает, что личность в её взаимоотношениях с государством выступает не как объект государственной деятельности, а как равноправный субъект, который может защищать свои права всеми не запрещёнными законом способами и спорить с государством в лице его любых органов»

Таким образом, в нарушение конституционных и конвенционных гарантий равенства всех перед законом и судом, судья Е.А. Орлова судебным актом РФ заявила о нарушении Россией ст. 14, 17 ЕКПЧ.

О том, что решение «должно быть мотивированным, т.е. содержать указание на причины», обосновано в абзаце 1 п. 6 мотивировочной части и п. 1 резолютивной части указанного Постановления. Это же разъяснено и в абзаце 2 п. 2 мот. части Определения КС № 783-О-О от 01.06.10 г., абзаце 4 ч. 2 мот. Части Определения КС № 683-О-О от 10.06.10 г.

Это значит, что судья Е.А. Орлова ОБЯЗАНА изложить мотивы, по которым она не применяет те правовые нормы, на которые я ссылаюсь в своём заявлении.

Также судье Е.А. Орловой следует мотивировать причины, по которым она отказывается исполнять решения Конституционного суда, на которые я ссылаюсь в обоснование выбранного порядка судебной защиты, причем суд не применяет ни Постановления ВС РФ, ни практику ЕСПЧ.

Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 17 февраля
1998 года №6-П и Определение этого же Суда от 18 января 2011 года №45-О-О:
«право на судебную защиту является личным неотчуждаемым правом каждого человека, носит публично-правовой характер, поскольку может быть реализовано лишь с помощью государства, обязанного создавать для этого необходимые институциональные и процессуальные условия; нарушение данного права, исходя из его природы, возможно лишь со стороны государства как субъекта, призванного гарантировать и обеспечивать его реализацию».

Государство создало условия… за исключением одного –законного состава суда. Поэтому право на судебную защиту мы реализовать не можем.

В § 62 Постановления Европейского Суда от 27.01.11 г. по делу «Кривопашкин против Российской Федерации» разъяснено:
«Именно государство ДОЛЖНО организовать свою судебную систему таким образом, что бы его суды были СПОСОБНЫ выполнять требования Конвенции, включая процессуальные ОБЯЗАННОСТИ по статье 6 Конвенции».

Данное положение необходимо рассматривать в нормативном единстве с разъяснениями Европейского Суда, выраженных в п. 24 Решения от 09.10.79 г. по делу «Эйри против Ирландии»:
«Конвенция направлена на то, чтобы гарантировать не теоретические или иллюзорные права, а права, ОСУЩЕСТВЛЯЕМЫЕ на практике и эффективные (…). В особенности это относится к праву доступа к правосудию в свете того значения, которое имеет в демократическом обществе право на справедливое судебное разбирательство (…)».

В Постановлении Европейского Суда по делу "Голдер против Соединенного Королевства" (см. Постановление Европейского Суда по делу "Голдер против Соединенного Королевства", Серия A, N 18 (1975); 1 EHRR 524) Европейский Суд установил :
«право на справедливое судебное разбирательство предполагает защиту
права на обращение в суд. Европейский Суд отметил: "...было бы бессмысленно предположить, что пункт 1 Статьи 6, детально описывая гарантии, предоставленные участникам гражданского процесса, не гарантирует им, прежде всего, то единственное право, которое придает смысл вышеупомянутым гарантиям, - право на доступ к судье. Гарантии справедливого и публичного судебного разбирательства в разумные сроки теряют всякий смысл в случае отсутствия самого разбирательства".


Абзац 4 п. 2 мот. части Определения № 788-О от 28.05.13 г. Конституционного Суда : «право подать в соответствующий государственный орган или должностному лицу заявление, ходатайство или жалобу предполагает право на получение АДЕКВАТНОГО ответа».

Итак, АКЦЕНТИРУЕМ ВНИМАНИЕ апелляционной коллегии : ИНОГО
СПОСОБА ЗАЩИТЫ НАРУШЕННЫХ ПРАВ НЕТ.


Статья 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод гарантирует право на доступ к правосудию. Так, в решении по делу Colder the United Kingdom (решение Европейского суда от 21 февраля 1975 г.) Европейский суд по правам человека установил, что статья 6 должна толковаться в свете двух важнейших принципов: принципа возможности предъявления иска в суд как одного из фундаментальных и признанных принципов права и принципа международного права, запрещающего отказ в осуществлении правосудия.

Федеральным законом О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 30.03.1998 г. Российская Федерация признала юрисдикцию Европейского суда по правам человека в сфере толкования и применения Конвенции.

В Постановлении Большой палаты от 12.07.01 г. по делу «Князь Лихтейнштейна
Ханс-Адам II против Германии» разъяснено:
Во-первых, Европейский суд напомнил, что пункт 1 статьи 6 Конвенции ГА-
РАНТИРУЕТ КАЖДОМУ право на подачу в суд ЛЮБОГО требования, относяще-
гося к его гражданским ПРАВАМ и ОБЯЗАННОСТЯМ. Таким образом, данная
статья закрепляет "право на суд", в котором право на доступ к правосудию, то есть
право инициировать в судах производство по гражданским делам, является лишь
одним из аспектов (…).


Право на доступ к правосудию, охраняемое пунктом 1 статьи 6 Конвенции, не является абсолютным и может быть ограничено; но эти ограничения допускаются косвенно, так как право на доступ к правосудию по своему характеру требует государственного регулирования. В этом отношении Договаривающиеся государства пользуются определенными пределами усмотрения, хотя Окончательное решение относительно соблюдения требований Конвенции принимается Европейским судом. Должно быть обеспечено, чтобы применяемые требования не ограничивали и не уменьшали доступ частного лица к правосудию таким образом и в таких пределах, что БУДЕТ НАРУШЕНА САМА СУТЬ ПРАВА. Кроме того, ограничение не соответствует пункту 1 статьи 6 Конвенции, если оно не преследует законную цель и если отсутствует разумная соразмерная связь между использованными средствами и преследуемой целью (…)».
Какую цель преследует судья Е.А. Орлова? Коррупционную.

Напоследок просим апелляционную коллегию БОС неукоснительно исполнить п. 2 мот. части Постановления Конституционного Суда РФ № 14-П от 08.06.15 г.:
Согласно Конституции Российской Федерации в Российской Федерации как демократическом правовом государстве человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защита на основе равенства всех перед законом и судом - обязанностью государства, на которое возложена охрана достоинства личности во всех сферах (статья 1, часть 1; статья 2; статья 19, часть 1; статья 21, часть 1); права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими, они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (статья 18).

Признавая право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом, Конституция Российской Федерации гарантирует каждому государственную, в том числе судебную, защиту его прав и свобод, возможность обжалования в суд решений и действий (или бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления и должностных лиц (статья 45; статья 46, части 1 и 2); закрепляет право каждого на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц (статья 53), реализация которого гарантируется конституционной обязанностью государства в случае нарушения органами публичной власти и их должностными лицами охраняемых законом прав обеспечивать потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (статья 52).

Названные конституционные положения корреспондируют пунктам 18, 19 и 21 Декларации основных принципов правосудия для жертв преступлений и злоупотреблений властью (принята 29 ноября 1985 года Резолюцией 40/34 Генеральной Ассамблеи ООН), предусматривающим, что лица, которым был причинен вред, включая моральный ущерб, эмоциональные страдания в результате злоупотребления властью ("жертвы"), имеют право на компенсацию за нанесенный им ущерб в соответствии с национальным законодательством.

Из содержания данных конституционных положений и норм международного права следует, что решения, действия (или бездействие) органов публичной власти или их должностных лиц, причинившие вред любому лицу, влекут возникновение у государства обязанности этот вред возместить, а каждый пострадавший от незаконных действий (или бездействия) органов государственной власти или их должностных лиц наделяется правом требовать от государства в том числе справедливой компенсации морального вреда, причиненного такими действиями (или бездействием), на что неоднократно указывал Конституционный Суд Российской Федерации в своих решениях (…).

Обязанность суда предоставить избранное средство защиты указывает ЕСПЧ в § 84 Постановления от 25.11.10 г. «Роман Карасев против Российской Федерации»:
«Европейский Суд полагает, что использованный российскими судами способ толкования и применения соответствующих правовых норм ГПК РФ лишил заявителя возможности предпринять какие-либо действия по получению компенсации за вред, причиненный государственными органами, и не предоставил ему никаких эффективных средств правовой защиты (…).
«Внутренние средства правовой защиты должны быть эффективными в том смысле, что они должны предотвращать предполагаемое нарушение или его прекращать (см. Постановление Большой палаты Европейского суда по делу "Кудла против Польши" ({Kudla} <*> v. Poland), жалоба N
30210/96, ECHR 2000-XI, § 158
).

ХОДАТАЙСТВА:

Вести видеозапись судебного заседания комплексом « Фемида» и выложить её
в интернете на сайте БОС в целях обеспечения гласности и публичности судопроизводства, так как предмет иска затрагивает права неопределённого круга лиц и интересы РФ.

Отразить наши доводы и требования в определении суда, применить прецедентную практику ЕСПЧ, выполнить решения Конституционного Суда РФ :

Постановление Конституционного Суда РФ от 12 мая 1998 года №14-П,
Постановление Конституционного Суда РФ от 11 мая 2005 года №5-П,
Постановление Конституционного Суда РФ от 27 мая 2008 года №8-П,
Постановление Конституционного Суда РФ от 14 июля 2005 года №8-П,
Постановление Конституционного Суда РФ от 26 декабря 2005 года №14-П,
Постановление Конституционного Суда РФ от 25 марта 2008 года №6-П;
Определение Конституционного Суда РФ от 26 мая 2011г. № 685-0-0/2011
Определение Конституционного Суда РФ от 4 июня 2009 года №1005-О-О,
Определение Конституционного Суда РФ от 8 апреля 2010 года №524-О-П,
Определение Конституционного Суда РФ от 2 ноября 2011 года №1463-О-О,
Определение Конституционного Суда РФ от 17 января 2012 года №149-О-О
Определение Конституционного суда РФ от 24 марта 2015 года № 719-О-О


После рассмотрения дела по существу вынести и огласить решение с мотивировочной частью, как это разъяснено в Постановлении ЕСПЧ от 15.01.15 г. по делу «Малмберг и другие против Российской Федерации».

На основании ст 2, 15, 18, 19, 21, 24, 29, 33, 35, 45, 46, 47, 55, 56, 120, 123 Конституции, ст. 6,13,14,17 ЕКПЧ, п. 2, п.3, п. 4 ч. 1, п. 1 ч. 2, п. 1 ч. 4 ст. 330 ГПК РФ,

Прошу коллегию Белгородского областного суда в соответствии со ст. 328 ГПК РФ отменить определение от
09.06.2017 г. и принять новое судебное решение.

Заявляю отвод с предметом ст. 16 ГПК РФ «иные обстоятельства» и основанием вынесение ранее неправосудного судебного акта федеральным судьям гражданской коллегии БОС (О.Ю. Ускову, А.Н. Зюзюкину, Д.В. Яковлеву, Т.М. Вахрамеевой, В.Н. Богониной, А. Н. Безуху, Е.В. Доценко), всему составу административной коллегии БОС (О.П. Аняновой, И.В. Наумовой, С.Л. Самыгиной и т.д.).

Приложение: копия определения суда только в первый адрес, копия частной жалобы для ответчика.

Настоящая жалоба составлена при помощи и с широким привлечением материалов правозащитника Р. Усманова.

19.06.2017 г. М. Геллерштейн
http://maxpark.com/community/1574/content/5881039
Tags: court, rafael usmanov, statement, ЖКХ, Рафаэль Усманов, заявление, как общаться с полицией (в суде), образец, суд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments