irwi99 (irwi99) wrote,
irwi99
irwi99

Европейские стандарты в гражданском судопроизводстве на примере проблемы «экстремистских дел» (3)

Даже признание материалов экстремистскими при производстве по соответствующему делу об административном правонарушении или уголовному делу, а не в рамках гражданского дела не создает преюдиции. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско­правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, только по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом ( ч.4 ст. 61 ГПК РФ). Возможность преюдиции по административному делу вообще ГПК РФ не предусмотрена. Даже если применять аналогию закона для восполнения данного пробела, хотя возможно это пробел,то преюдиция будет лишь в части по вопросам, имели ли место действия и совершены ли они лицом, привлеченным к административной ответственности. Никакой другой преюдиции даже по аналогии не возникает. Что касается возможности применения аналогии закона, то ее применение может быть обусловлено только пробелом, однако, ограничение случаев освобождения от доказывания жестко установленным перечнем, нельзя расценивать, как пробел. Такое регулирование называется квалифицированным молчанием, которое предполагает формулу – «разрешено лишь то, что закреплено» 69. Квалифицированное молчание равнозначно запрету, который суд не может преодолеть посредством применения аналогии.

Включение на основании судебного решения информационных материалов в федеральный список экстремистских материалов не влечет освобождение от обязанности в каждом новом процессе с участием новых лиц, заново доказывать, что информационные материалы являются экстремистскими.
Такой подход является классическим процессуальным подходом и не содержит в себе ничего новаторского. Такой подход, в частности, объясняет ситуацию, также, почему решение об отказе в признании материалов экстремистскими не создает преюдицию, а также почему некоторые материалы признаются экстремистскими несколько раз ( в федеральном списке экстремистских материалов можно встретить одни и те же наименования несколько раз). Что впрочем, заставляет задуматься об эффективности существования федерального списка экстремистских материалов, да и собственно, самого признания материалов экстремистскими.

Что касается судебного постановления о признании материалов экстремистскими с участием лишь прокурора, то такое судебное постановление, на наш взгляд, подлежит безусловной отмене на основании п. 4 ч. 2 ст. 364 ГПК РФ, поскольку всегда существует автор оспариваемого материала, признание которого экстремистским есть его заочное обвинение в экстремистской деятельности ( ст. 15 ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности) и могут существовать организации, осуществившие производство оспариваемых материалов (издатели и др.), обязательность привлечения которых следует из того, что закон связывает подсудность данных дел с местонахождением данных организаций (ст. 13 ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности).

Соответственно, данные лица, обладает целым набором процессуальных гарантий таких, как право быть выслушанным и быть услышанным, право приводить свои доказательства и оспаривать доказательства противной стороны. Поскольку речь идет о публичной ответственности, то в отношении этих лиц действуют презумпция невиновности и презумпция добросовестности, которые должен опровергать прокурор (affirmanti incumbit probatio ­ доказывание возлагается на утверждающего). Вмешательство права и свободы этих лиц, автоматически включают охранительные конвенционные правоотношения.
Мы живем в 21 веке, а не 19 веке, в котором со слов А.И. Герцена «правовая необеспеченность, искони тяготевшая над народом, была для него своего рода школой. Вопиющая несправедливость одной половины законов научила его ненавидеть другую; он подчинялся им как силе. Полное неравенство перед судом убило в нем всякое уважение к законности. Русский, какого бы звания он не был, обходит и нарушает закон всюду, где это можно сделать безнаказанно; и совершенно также поступает правительство».

Мы в своей Конституции провозгласили Российское государство правовым, в котором именно права и свободы человека и гражданина определяют деятельность всех государственных органов, в котором государством обеспечивается эффективная защита нарушенных прав и свобод, в котором деятельность государственных органов, включая суды является открытой.

2.3.5. Обжалование судебных актов принятых без участия заинтересованного лица.
Законодатель, учитывая, что в процедуре особого производства не рассматриваются спорные дела, не предусмотрел никаких особенностей обжалования судебных решений, вынесенных в порядке особого производства.

В тоже время, проблема того, что иногда судебные акты выносятся без привлечения заинтересованных лиц является реально существующей и существующей уже долгое время. Еще в 50­х годах прошлого века многими авторами ставился вопрос о том, каким образом может быть отменен судебный акт по делу об установлении факта, если оно оспаривается заинтересованным лицом, неучаствовавшим в деле о признании факта по не зависящим от него причинам.

Н. Б. Зейдер указывал, что такие лица имеют право требовать отмены или изменения судебного определения, нарушающего их права, причем подобное требование должно рассматриваться судом, вынесшим определение об установлении факта в порядке, аналогичном предусмотренному ст. 12 ГК РСФСР для случаев явки лица, ранее объявленного умершим. Заинтересованное лицо должно обращаться в суд, вынесший определение об установлении факта, с отзывом на последнее. Рассмотрев отзыв, суд отменяет определение и прекращает дело в порядке особого производства, предложив сторонам разобраться в исковом порядке.

На наш взгляд, данный способ, напоминающий отмену заочного решения в современном ГПК РФ, вполне имеет право на то, чтобы он был реализован законодателем. Такой способ выглядит достаточно быстрым и эффективным средством восстановления нарушенных прав заинтересованного лица.
Н. А. Чечина высказала мнение, что жалобы лиц, не участвующих в деле об установлении факта, на определения, вступившие в законную силу, должен рассматривать вышестоящий суд. Срок на подачу подобной жалобы должен быть установлен в один год с момента, когда заинтересованному лицу стало известно о состоявшемся определении. К этому же предложению присоединилась М. А. Кабакова74, с той лишь оговоркой, что срок на принесение жалобы должен быть ограничен пятью днями со дня, когда заинтересованному лицу стало известно о состоявшемся решении.

Р.Ф. Каллистратова в своей книге «Установление юридических фактов судом в порядке особого производства» полагала, что вполне достаточно наличия возможности пересмотра судебных актов особого производства в надзорном порядке или по вновь открывшимся обстоятельствам.
Современная судебная практика исходит из того, что рассмотрение дела в порядке особого производства при наличии спора о праве является грубым процессуальным нарушением, влекущим отмену постановленных судебных актов, оставлением заявления без рассмотрения и разъяснение заинтересованным лицам, что они вправе предъявить иск на общих основаниях (Постановление Президиума Верховного Суда РФ N 14пв04 от 06.10.2004).

Соответственно, должен быть канал для сообщения вышестоящему суду, что в порядке особого производства рассмотрено дело при наличии спора без привлечения заинтересованного лица. Обычным каналом для этого бывает кассационная жалоба заинтересованного лица, которое является заинтересованным лицом не в силу его признания или непризнания таковым судом первой инстанции, а в силу фактических обстоятельств.

Конституционный Суд РФ и Верховный Суд РФ уже многократно обращали внимание судов на то, что «ограничение права на судебное обжалование действий и решений, затрагивающих права и законные интересы заинтересованных лиц, на том лишь основании, что эти граждане не были признаны в установленном порядке участниками производства по делу, не соответствует Конституции Российской Федерации» (см. Постановление Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. N 11­ П, Определение Конституционного Суда РФ от 22 января 2004 г. N 119­О, Определение Верховного Суда РФ от 20 июня 2005 г. N 45­Д05­ 9 и др.)

Хотя иногда возникает проблема с восстановлением сроков для обжалования, поскольку иногда о существовании судебного акта заинтересованное лицо узнает по истечении сроков для обжалования. В этом случае могут быть полезны толкования данные Конституционным Судом РФ в Определении No234­О­П от 16.01.2007 «По жалобе открытого акционерного общества "Нижнекамскнефтехим" на нарушение конституционных прав и свобод положениями частей 2 и 4 статьи 117 и части 2 статьи 276 АПК Российской Федерации: «...случае принятия арбитражным судом первой инстанции решения о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, оно подлежит безусловной отмене арбитражным судом кассационной инстанции (пункт 4 части 4 статьи 288). Данное регулирование согласуется и с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной применительно к уголовному судопроизводству, в соответствии с которой рассмотрение дела без участия лиц, о правах и обязанностях которых принято решение, ограничивает конституционное право таких лиц на судебную защиту, является отступлением от гарантированных статьями 19 (часть 1) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации принципов равенства всех перед законом и судом, осуществления судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон, ­ в таком случае искажается сама суть правосудия, безусловно предполагающая при разрешении спора по существу реальную возможность участвующих в деле лиц высказать свою позицию перед лицом независимого и беспристрастного суда (Постановления от 2 июля 1998 года N 20­П и от 10 декабря 1998 года N 27­П). Исходя из того, что в силу универсальности названных принципов приведенная правовая позиция распространяется на все виды судопроизводства, Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 17 ноября 2005 года N 11­П пришел к выводу, что отсутствие возможности восстановления пропущенного процессуального срока на обращение о пересмотре в порядке надзора акта арбитражного суда для лиц, пропустивших его по не зависящим от них обстоятельствам, противоречит Конституции Российской Федерации, ее статьям 17 (части 1 и 2), 18, 45 (часть 1), 46 (части 1 и 2), 55 (часть 3) и 123 (часть 3), и не согласуется с пунктом 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. ...Иное истолкование данных законоположений препятствовало бы своевременному исправлению судебной ошибки, допущенной в ходе разбирательства в суде первой инстанции, нарушало бы право заинтересованных лиц на участие в судебном заседании на основе состязательности и равноправия сторон, что не согласуется с самой сутью правосудия, и создавало бы нормативную предпосылку для нарушения статей 17 (части 1 и 2), 18, 19 (часть 1), 45 (часть 1), 46 (части 1 и 2), 55 (часть 3) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации».
Данное Определение Конституционного Суда РФ открывает возможность для восстановления сроков для обжалования, в том числе, за пределами сроков, для лиц, не привлеченных к рассмотрению дела.
Хотя, надо отметить, что при наличии непредвзятого, добросовестного подхода проблем с восстановлением срока для обжалования у лиц, непривлеченных к рассмотрению дела в процедуре особого производства, не бывает.

Так, например, в обзоре судебной практики Верховного суда Республики Татарстан за второй
квартал 2006, описано дело, которое закончилось отменой судебного акта, после того, заинтересованное лицо, узнав о судебном решении, обратилось с жалобой и ходатайством о восстановлении срока на обжалование. Причиной отмены явилось рассмотрение дела в процедуре особого производства без привлечения заинтересованного лица, притом, что наличествовал спор о праве.

Тем не менее, существует определенная проблема, заключающаяся в том, что ГПК РФ оставляет вопрос о восстановлении сроков в компетенции судьи, вынесшего судебный акт, который может желать воспрепятствовать в обжаловании судебного акта.

В Постановлении Конституционного Суда РФ N 1­П от 20 февраля 2006 г. "По делу о проверке конституционности положения статьи 336 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан К.А. Инешина, Н.С. Никонова и открытого акционерного общества "Нижнекамскнефтехим" было дано общеобязательное толкование ст. 336 ГПК РФ, согласно которого «положение статьи 336 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации... по своему конституционно­правовому смыслу в системе действующего гражданского процессуального законодательства ­ не предполагает... отказ суда второй инстанции в принятии к рассмотрению поданных в установленный законом срок жалоб лиц, не привлеченных к участию в деле, для кассационной проверки наличия такого основания для отмены решения суда первой инстанции, как разрешение вопроса о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле».

То есть, можно из этого делать вывод, что вопрос и принятии жалобы, лица, не привлеченного к рассмотрению дела, и восстановлении сроков для обжалования, должен решаться судом второй инстанции, как это делается во всех других видах судопроизводства.

Судебное решение о признании материалов экстремистскими затрагивает права, свободы и законные интересы большого круга лиц. Поскольку зачастую оспариваются религиозные труды, то определение круга заинтересованных лиц, становится сложным.

На наш взгляд, право на обжалование судебного решения о признании религиозных книг экстремистскими существует, как минимум у религиозной организации, приобретателя книг, отправителя книг, издателя, владельца авторских прав, поскольку в отношении данных лиц можно говорить об обязательном процессуальном соучастии. Однако, такое право может существовать и любого верующего, который полагает, что судебным постановлением ограничены его свободы, защищаемые ст. 9 и 10 Конвенции и обладающим правом на их судебную защиту. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 3 мая 1995 г. N 4­П дано общеобязательное толкование права на судебную защиту, установленного ст.46 Конституции РФ: «Согласно Конституции Российской Федерации это право (право на судебную защиту) не может быть ограничено. Допустимые ограничения конституционных прав в соответствии со статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации могут быть введены законодателем только в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Право на судебную защиту ни в каком случае не может вступить в противоречие с данными целями и, следовательно, не подлежит ограничению. Именно поэтому право на судебную защиту отнесено согласно статье 56 (часть 3) Конституции Российской Федерации к таким правам и свободам, которые не могут быть ограничены ни при каких обстоятельствах».

В другом Определении Конституционного Суда РФ от 09.06.2004 No223 дано следующее конституционное толкование праву на судебную защиту: «...Согласно которой личность в ее взаимоотношениях с государством рассматривается как равноправный субъект, который может защищать свои права всеми не запрещенными законом способами и спорить с государством в лице любых его органов, в том числе судебных, лишение же гражданина возможности прибегнуть к судебной защите для отстаивания своих прав и свобод противоречит принципу охраны достоинства личности (ст.21 Конституции РФ)».

Учитывая, что при рассмотрении дела о признании материалов экстремистскими разрешается спор об ограничении свободы мысли и свободы распространения информации, в таких делах должна быть обеспечена справедливая судебная защита: «..право на состязательный процесс предполагает возможность сторон в процессе, гражданском или уголовном, знакомиться со всеми доказательствами или замечаниями, приобщенными к делу, комментировать их... Принцип равенства сторон – составной элемент более широкого понятия справедливого судебного разбирательства – требует, чтобы каждой из сторон была предоставлена разумная возможность представить свое дело в таких условиях, в которых ни одна из сторон не имеет явного преимущества»( см. Постановление ЕСПЧ по делу Morel против Франции, а также Постановление ЕСПЧ по делу Нидерост против Швейцарии и др.).

Конституционный Суд не раз указывал, что рассмотрение дела без участия лиц, о правах и об обязанностях которых принято решение, искажает саму суть правосудия и требует эффективных средств судебной защиты.

Учитывая, что признание материалов экстремистскими является вмешательство в свободы, защищаемые Конвенцией, рассмотрение дела без привлечения всех заинтересованных лиц, безусловно, является основанием для отмены неправосудного решения.

В данном случае будут в полной мере применимы конституционно­правовые толкования, данные в Постановлении Конституционного Суда РФ от 20 февраля 2006 г. N 1­П "По делу о проверке конституционности положения статьи 336 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан К.А. Инешина, Н.С. Никонова и открытого акционерного общества "Нижнекамскнефтехим" было указано:
«... суд первой инстанции, рассматривающий дело по существу на основе непосредственного исследования всех известных доказательств, обязан верно определить состав лиц, участвующих в деле, т.е. имеющих интерес в его исходе, с учетом конкретных обстоятельств данного дела, с тем чтобы ­ исходя из конституционных положений о равенстве граждан перед законом и судом, гарантиях судебной защиты прав и свобод и об осуществлении судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон ­ этим лицам были предоставлены в равном объеме процессуальные права, такие как право быть своевременно извещенным о времени и месте рассмотрения дела, право участвовать в судебном разбирательстве, заявлять отводы суду, выступать с заявлениями и ходатайствами, связанными с разбирательством дела, давать объяснения (статьи 113, 148, 150 и 153 ГПК Российской Федерации).
Данную обязанность суд реализует как на основании прямого указания процессуального закона, его смысла, так и на основании возникшей в ходе рассмотрения дела необходимости, обусловленной задачами гражданского судопроизводства, сформулированными в статье 2 ГПК Российской Федерации, причем независимо от того, инициировано ли соответствующее процессуальное действие лицами, участвующими в деле, поскольку из части второй статьи 12 ГПК Российской Федерации следует, что именно суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел. Так, в силу части первой статьи 43 ГПК Российской Федерации третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут быть привлечены к участию в деле по инициативе суда.

Как следует из части второй статьи 364 ГПК Российской Федерации, разрешение судом первой инстанции вопроса о правах и обязанностях лиц, которые не были привлечены к участию в деле и тем самым лишились возможности активно участвовать в гражданском процессе и влиять на его ход и развитие, т.е. нарушение правила об обязательном процессуальном соучастии, является безусловным основанием для отмены судебного решения судом кассационной инстанции, который обязан устранить нарушение норм процессуального права независимо от доводов жалобы, поданной лицами, участвующими в деле, в защиту своих собственных интересов и не согласных с решением суда относительно их прав и обязанностей (в том числе при отсутствии жалобы лица, не привлеченного к участию в деле)».
Надо отметить, что Конституционный Суд РФ в Постановлении от 21.04.2010 N 10­П "По делу о проверке конституционности части первой статьи 320, части второй статьи 327 и статьи 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами гражданки Е.В. Алейниковой и общества с ограниченной ответственностью "Три К" и запросами Норильского городского суда Красноярского края и Центрального районного суда города Читы" не ограничился дачей конституционно­правового толкования, а постановил:
«Признать взаимосвязанные положения части первой статьи 320, части второй статьи 327 и статьи 328 ГПК Российской Федерации, устанавливающие механизм реализации права апелляционного обжалования решений мировых судей и полномочия суда апелляционной инстанции при рассмотрении апелляционных жалоб, не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 1), 46 (часть 1), 47 (часть 1), 55 (часть 3) и 123 (часть 3), в той мере, в какой они не предоставляют лицам, о правах и об обязанностях которых мировой судья принял решение без привлечения этих лиц к участию в деле, право апелляционного обжалования данного судебного решения, а также не предусматривают правомочие суда апелляционной инстанции направлять гражданское дело мировому судье на новое рассмотрение в тех случаях, когда мировой судья рассмотрел дело в отсутствие кого­ либо из лиц, участвующих в деле и не извещенных о времени и месте судебного заседания, или разрешил вопрос о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле».

Таким образом, можно утверждать, что Конституция РФ гарантирует право лицам, не привлеченным к судебному разбирательству, возможность подачи жалобы на судебный акт, нарушающий права, свободы и законные интересы данных лиц.

Надо отметить, что вынесение решения о правах, свободах и законных интересах без привлечения заинтересованного лица, является также нарушением ст. 6 Конвенции, гарантирующей каждому право на справедливую судебную защиту, а также нарушением обязанности предоставить эффективные средства для защиты нарушенных прав ( ст.13 Конвенции).

Данный довод подтверждается также практикой ЕСПЧ, так в Постановлении по делу «Проценко против РФ» (Жалоба N 13151/04) от 31 июля 2008 года ЕСПЧ отметил, что «решение от 7 апреля 2003 г., вынесенное в пользу заявительницы, было отменено в порядке надзора на том основании, что районный суд не учел всех обстоятельств дела, не определил всех участников дела, не привлек к участию в нем собственника земельного участка, что оказало отрицательное влияние на права последнего в связи с указанным решением».

3.1. Некоторые выводы.
Хотя традиция ругать судебную практику ввиду ее нелогичности существует давно: «Наша практика... вообще не любит основываться на логике, как бы ясна последняя не была...» 78, но мы полагаем, что в 21 веке судебная практика обязана справиться с проблемой нелогичности и немотиворованности79 судебных актов и судебные постановления должны соответствовать принципам разумности и быть логичными.

7Логика особого производства ­ рассмотрения только «бесспорных» дел, дел в которых нет сторон с противоположным интересом80, вполне очевидна и согласно данной логики в процедуре особого производства нельзя рассматривать такие дела, как о признании информационных материалов экстремистскими.

Признание информационных материалов экстремистскими это фактически спор с идеями, у которых всегда есть автор, соответственно, рассмотрение такого рода дел без привлечения всех заинтересованных лиц недопустимо и будет являться и нарушением Конституции РФ и международных обязательств России, в частности вытекающих из участия в Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Более того, существование такого рода гражданских дел вызывает серьезные сомнения, поскольку фактически в рамках гражданского судопроизводства добываются доказательства81 совершения публичных правонарушений, за которые установлена административная и уголовная ответственность, причем порой после того как в возбуждении уголовного дела уже было отказано 82.

На наш взгляд, и законодатель и суды должны внести свою лепту в недопущении прав и свобод человека в данной сфере и привести нормативное регулирование и правоприменительную практику в данной сфере в соответствие с охранительными нормами Конвенции с учетом правовых позиций ЕСПЧ.
Причем «суд, выступающий гарантом законности и справедливости, призванный выполнять в государстве ту же роль, что совесть у человека»83, имеющий право прямого применения норм Конституции РФ и Конвенции, может и должен защищать права и свободы человека таким образом, чтобы не возникало необходимости обращаться в межгосударственные органы за защитой этих прав и свобод.

Султанов Айдар Рустэмович, судья Третейского энергетического суда, член Ассоциации по улучшению жизни и образования

http://maxpark.com/community/7880/content/5901718
Tags: court, international law, ЕСПЧ, международное право, суд
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments