May 10th, 2013

"UN Committee Against Torture, my name should be on it"

Robin Yan:

This letter you will see is my/our further letter to UN Committee Against Torture. Please help me forward this letter or this video as soon as possible to UN CAT according to the addresses I provide in here. To stop torture, we need your help. On behalf of myself and all victims, thank you.

“UN Committee Against Torture, my name should be on it.”

This is the title of this letter and video. The letter will be posted in here: http://www.scribd.com/RYclerk



Владимир Пастухов. Когда выйдет срок

вп53В ранней юности один из друзей семьи, последовательно прошедший ад немецких и сталинских концлагерей, тайком дал мне почитать «Один день Ивана Денисовича». С тех пор много лет я жадно читал все, что мог найти о Сталине, о лихих годах террора и о «культе личности: письмо Раскольникова, дневники Шаламова, воспоминания Эренбурга. Читал много и бестолково, по крупицам собирая представление о той трагической эпохе. Но, когда страна разодрала себя в кровь в разоблачительном зуде, я потерял к Сталину интерес. Не потому, что я его полюбил или простил, а потому, что он перестал быть для меня загадкой. Мое мнение об «отце народов» сложилось, а изматывать себя перечитыванием душераздирающих подробностей террора я не считал нужным. Хотя мои родители до сих пор читают все. Нечто подобное случилось с моим восприятием Путина. Он перестал быть для меня загадкой. Загадкой остается лишь то, что будет после него.

Распятый историей

После знаменитой «сентябрьской рокировочки» многие были искренне убеждены в том, что еще немного, еще чуть-чуть, и им явится совершенно другой, чем прежде, Путин. Есть люди, которые до сих пор этого ждут, убеждая себя и окружающих в том, что не позже, чем через полгода, в крайнем случае, через год, начнется, наконец, все самое интересное. Боюсь, что самое интересное уже было.

Думаю, что никакого нового Путина не будет. Будет только старый или очень старый. Просто другого Путина для России у Бога нет. Путин не столько несменяем, сколько неизменяем. В этом его трагедия, и это делает его фигурой, вызывающей скорее сочувствие, чем ненависть.

Образ «раба на галерах» был на самом деле очень точен. Путин не просто прикован к галере, он распят на мачте русской истории, на борту которой написано: «Миссия невыполнима».

Collapse )

"Буйнакск после взрывов"




6 мая сотрудники силовых структур в Буйнакске взорвали три частных дома.
По данным городского управления полиции, в этих домах были обнаружены самодельные взрывные устройства большой мощности. Бомбы были обезврежены на месте путем подрыва.
«Кавказский узел» представляет свидетельства очевидцев и потерпевших.

Подробнее читайте на «Кавказском узле»:
 "Хозяева взорванных в Буйнакске домов: силовики подбросили СВУ при обысках"
 - http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/223891/


Ещё по теме беспредела силовиков:
"В Буйнакске была задержана сотрудница организации "Правозащита" -

http://www.kavkaz-uzel.ru/articles/223833/

Письмо руководителям «Мемориала» и Хельсинкской группы.

Жаль, что русские люди так долго и плохо учатся…

Вот и до вас дошла очередь. Вы поддерживали Ельцина еще до августа девяносто первого, зная, что с нами в Перми сидели те, кого он посадил в Свердловске. Вы делали вид, что всерьез воспринимаете его откровенную демагогию о царстве демократии, отказе от привилегий и национальной независимости каждой деревни. В 92-ом году «Мемориал» изменил устав, перестав быть общественно-политической организацией, чтобы не помешать до предела циничному Гайдару уничтожить свободную печать и почти все общественные организации в России (в том, числе ДемРоссию), чтобы некому было вывести народ на улицы, чтобы люди могли только дома плакать, когда Ельцин начал войну в Чечне. Чуть позже Хельсинкская группа создавала с такой любимой прокуратурой России «общественно-государственные» правозащитные организации и обещала всему миру, что уже через полчаса у нас наступит абсолютная демократия. Вы никогда и ни словом не помогли тем, кто лучше понимал происходящее в России, пытался хоть как-то сопротивляться и кого убивали на ваших глазах (моего сына Тимофея, Галину Старовойтову, Сергея Юшенкова и многих других). Нас почти никто не слышал именно потому, что были вы — такие либеральные, такие ловкие и покладистые, получавшие офисы и деньги в надежде, что минет вас чаша сия… Как всегда бывает в России — не миновала.

Я могу сказать, что нужно делать. Нужно поднимать списки двадцатилетней давности и искать по всей стране остатки тех сотен тысяч или их детей, кто еще готов верить вам. Может быть, хоть тысячи, хоть сотни людей будут собирать подписи, заявления и выходить на улицы в вашу защиту. Нужно бороться так, как боролась Хельсинкская группа в конце семидесятых годов, как боролся десятитысячный «Мемориал» в восемьдесят девятом – девяностом.

Нужно идти не ко все понимающему Майклу Макфолу и представительству Европейской комиссии — это дипломаты, которым надо в первую очередь защищать свободу в своих странах, а кричать во весь голос, обращаться ко всему миру, к журналистам всех стран, которые готовы с вами разговаривать, с просьбой о защите, чтобы сотни тысяч писем, как во времена ссылки Андрея Дмитриевича, шли в Россию, а не приспосабливаться, как всегда, до потери остатков человеческого достоинства.

Сегодня на вас, как в начале 90-ых, лежит высокая ответственность. Худо ли, бедно ли, но именно вы, пусть слабые и хлипкие, но все же единственные остатки демократии в России.

Сергей Григорьянц
Опубликовано на сайте: 4 мая 2013
http://grigoryants.ru/sovremennaya-diskussiya/pismo-memorial/