May 17th, 2017

Ну что, приплыли, Вова?

Очень похоже, что хозяин Кремля таки доигрался до ситуации, когда выхода без потерь не существует.

Шведские эксперты подтвердили подлинность записи голоса российского офицера, причастного к гибели авиалайнера Malaysia Airlines рейса MH17 над Донбассом. Согласно окончательному выводу экспертиза на записи фигурирует голос организатора транспортировки по территории Донбасса ракетного комплекса «Бук», из которого был сбит самолет– российского отставного генерал-майора Сергея Дубинского. Шах и мат.

Анализ был проведен в шведской лаборатории Voxalys в Гетеборге в соответствии с инструкциями Международной ассоциации криминалистической фонетики и акустики (IAFPA).

То есть не отвертишься.

Collapse )

Двое полицейских против троих свидетелей: Верховный суд разъяснил, кому верить

Когда показания полицейских расходятся с показаниями свидетелей, суду бывает непросто принять решение. Кому верить: стражам порядка или друзьям человека, привлекаемого к ответственности? Все три инстанции встали на сторону власти, совершенно забыв о презумпции невиновности. Они также не учли, что доказательства, полученные с нарушением закона, являются недопустимыми. Но на помощь пришел Верховный суд.

Ирину Гущину* привлекли к административной ответственности за управление автомобилем без задних брызговиков (ч. 1 ст. 12.5 КоАП). Спустя три минуты за управление этим же автомобилем в состоянии опьянения был привлечен к административной ответственности ее гражданский супруг Олег Никифоров* (ч. 1 ст. 12.8 КоАП). Гущина с постановлением была согласна, и оно вступило в силу. А Никифоров принялся за обжалования.

Версия 1

В автомобиле помимо Гущиной и Никифорова присутствовали еще два человека. Все четверо явились в мировой суд и пояснили: машиной управляла Гущина, а Никифоров сидел на переднем пассажирском сидении. Сотрудникии ГИБДД остановили Гущину и составили в отношении нее протокол за езду без брызговиков, а потом начали требовать у Никифорова предоставить водительские права и пройти освидетельствование на состояние опьянения. Поскольку он не давал свои документы и от освидетельствования отказывался, Никифорова доставили в отдел.
Там Никифоров прошел освидетельствование, которое показало, что он пьян. По закону, освидетельствование проводится либо в присутствии двух понятых, либо с применением видеозаписи (ч. 2 ст. 27.12 КоАП). Никифоров настаивал, что понятые не присутствовали, а видеозапись освидетельствования суду не была предоставлена. А при таких обстоятельствах акт освидетельствования и протокол являются недопустимыми доказательствами.

Версия 2

Показания в суде первой инстанции дали инспекторы ГИБДД. Они заявили, что увидели автомобиль, который движется задним ходом, и поехали за ним по другой дороге, чтобы обогнать. Вначале автомобилем управлял Никифоров, но к тому моменту, когда машина остановилась, за рулем сидела уже Гущина. Оба сотрудника ГИБДД видели, как водитель с пассажиром поменялись местами. Поскольку Никифоров имел признаки опьянения, его отстранили от управления автомобилем. Тогда за руль села Гущина, чтобы перегнать машину домой. Ее сотрудники привлекли к ответственности за езду без брызговиков.

По поводу несоответствия времени, указанного в протоколах, хронологии событий сотрудник ГИБДД пояснил, что мог допустить ошибку и записать не то время.
Никифорова доставили в отдел полиции. Найти понятых ночью было проблематично, поэтому освидетельстование Никифорова проводилось без них. Однако сотрудник ГИБДД все снимал на личную видеокамеру. Сразу перекинуть запись на диск он не смог из-за отсутствия технической возможности. А на следующий день видеокамеру забрал другой полицейский и уехал с ней в отпуск, где случайно удалил запись.
В протоколе об административном правонарушении в графе "объяснение лица" имеется запись: "Выезжал из кафе старого замка задним ходом, потому как невеста затруднялась в этом, из-за этого я сдал три метра задним ходом, после этого невеста села за руль и поехала дальше". Согласно заключения эксперта, эта запись выполнена Никифоровым.

Мнение суда

Мировой судья поверил сотрудниками ГИБДД, поскольку ранее они не были знакомы с Никифоровым, в каких-либо неприязненных, долговых либо иных отношениях с ним не состояли. Показания других свидетелей мировой судья не учел в качестве доказательств – эти люди находятся в близких и дружеских отношениях с Никифоровым, а значит, заинтересованы в положительном для него исходе дела.
Отсутствие видеозаписи, по мнению мирового судьи, не свидетельствует о нарушении процессуального закона, поскольку видеозапись велась, но по техническим причинам не сохранилась. Из-за ночного времени суток невозможно было привлечь понятых, добавляет суд. Таким образом, Никифоров был признан виновным в управлении автомобилем в состоянии опьянения, лишен прав на 1 год и 10 месяцев и наказан штрафом в 30 000 руб.
Во время обжалования была предпринята попытка восстановить запись с флеш-карты, но специалист не смог этого сделать. Несмотря на это, Вольский районный суд Саратовской области согласился с мировым судьей и оставил его постановление в силе. Также поступил и заместитель председателя Саратовского областного суда, который рассматривал кассационную жалобу.

Тогда Никифоров обратился в Верховный суд. Тот отметил: видеозапись к составленным сотрудниками полиции процессуальным документам не приобщалась, в материалах дела отсутствует. Следовательно, можно считать, что она не велась, а это является нарушением КоАП. ВС также указал, что нижестоящие суды не дали надлежащую оценку доводам Никифорова о том, что он не был за рулем автомобиля. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица. Поэтому ВС отменил все акты нижестоящих судов и прекратил производство по делу в связи с недоказанностью (п. 4 ч. 2 ст. 30.17 КоАП).

https://pravo.ru/story/view/140547/?cl=N