September 6th, 2018

ЕСПЧ: Государство обязано охранять жизнь и здоровье задержанных

Отказ в возбуждении дела по факту гибели в полиции – нарушение права на жизнь

Проект Комитета гражданских инициатив "Открытая полиция" продолжает серию публикаций на сайте «АГ», посвященных судебным актам, связанным с деятельностью правоохранительных органов в России и призванным защитить права граждан при взаимодействии с полицией.

Власти несут ответственность за лиц, находящихся под их полным контролем, а отказ в возбуждении уголовного дела по факту гибели человека в здании полицейского участка представляет собой нарушение права на жизнь, охраняемого положением ст. 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее – Европейская конвенция), даже если отсутствуют доказательства того, что смерть наступила в результате умышленных действий полицейских, так как доследственная проверка не способна установить ни обстоятельства гибели, ни виновных лиц.

К такому выводу пришел Европейский Суд в Постановлении от 18 июня 2015 г. по делу «Фанзиева (Fanziyeva) против России», принятом по жалобе № 41675/08, поданной Марией Фанзиевой, матерью Мадины Энеевой, выпавшей при невыясненных обстоятельствах из окна местного отдела милиции. Аналогичный стандарт действует и в отношении нарушений ст. 3 Европейской конвенции, запрещающей пытки и жестокое обращение.

Бездействие адвоката вынудило доверителя самостоятельно обжаловать приговор

Совет палаты признал нарушение защитником требований законодательства об адвокатуре, однако принял заявление адвоката об отложении рассмотрения дисциплинарного производства в целях примирения с бывшим доверителем


Президент ПАСО Татьяна Бутовченко отметила, что ситуация, в которой в роли защитника выступает суд, а не адвокат, дискредитирует институт защиты по назначению. Она выразила мнение, что необходимо выработать корпоративный механизм, который бы позволил обеспечить надлежащее качество работы адвокатов.
На сайте Палаты адвокатов Самарской области опубликовано заключение квалификационной комиссии по дисциплинарному производству в отношении адвоката Я., которое было возбуждено по жалобе его доверителя Р.

Из документа следует, что адвокат в порядке ст. 50 УПК РФ принял поручение на защиту интересов Р. в уголовном судопроизводстве.