irwi99 (irwi99) wrote,
irwi99
irwi99

Category:

Ответственность за непредоставление информации (гражданское право)

Неправомерный отказ в предоставлении информации можно обжаловать, если редакция, запросившая данную информацию, не согласна с любым из четырёх действий чиновника: если он не отвечает; даёт неполную или искаженную информацию; необоснованно просит об отсрочке; необоснованно отказывает в предоставлении информации. В каждом из этих случаев редакция может обратиться к начальству этого чиновника или, если это не поможет, – в суд.

В суде заявитель должен сам доказать факт действий (решений), в результате которых были нарушены права граждан (читателей, радиослушателей, телезрителей) на получение информации (через СМИ).
Порядок рассмотрения в суде жалоб на действия со стороны государственных органов, общественных организаций и должностных лиц, нарушающие права и свободы граждан, подробно регламентирован в главе 24.1 ГПК РСФСР. Однако случаи, когда журналист добивался через суд получения информации, весьма и весьма редкие. Через суд, действительно, получали сведения, но чаще всего только для того, чтобы наказать чиновников. Кроме того, даже если суд, в конце концов, признает правоту редакции, он будет рассматривать дело в течение нескольких месяцев и вынесет решение в лучшем случае не ранее чем через год. В своём решении он, скорее всего, лишь обяжет чиновников предоставить искомую информацию. Таким образом, это произойдёт тогда, когда редакция, потратив значительное время, силы и средства на получение информации через суд, вероятно, уже не будет заинтересована в ней. Также не исключено, что чиновник, обжалуя решение суда, вновь откажется предоставить редакции информацию, вследствие чего как минимум ещё четыре-пять месяцев уйдут на рассмотрение обжалования. При этом чиновник, по-видимому, никакой ответственности, кроме дисциплинарной, не понесёт, отделавшись, например, выговором.

Редакция может заявить в суде, что из-за отсутствия возможности опубликовать искомую информацию издание (программа) не получило запланированных доходов. Можно ли это доказать? Предположим, в программе «Абсолютно секретно» журналисты решили сделать сюжет о недавней поломке на одном из московских исследовательских реакторов, который очевидно вызвал бы большой интерес. Им уже удалось привлечь рекламодателей, предоставивших свои гарантийные письма с обещанием купить время именно в этой передаче, ведь её будет смотреть большое количество зрителей. Однако получить запрашиваемую информацию не удалось, сюжет в эфир не пошёл, телепрограмма потеряла доход от рекламы – вот калькуляция упущенной выгоды. В аналогичном случае с журналом отказ предоставить сенсационную информацию привел к тому, что планируемый дополнительный тираж номера не был напечатан и т.д. Если редакция сумеет доказать факт реальных убытков или упущенной выгоды, возможно их возмещение виновным государственным органом или его должностным лицом (ст. 15 и 16 ГК РФ), так как в качестве основания возмещения убытков в статье названы незаконные действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления или их должностных лиц. Под бездействием понимается также и неисполнение в установленные сроки и в определённом порядке обязанностей, возложенных на соответствующий орган (например, несовершение действий). Но практически доказать это довольно сложно.

Наиболее разумным выходом из ситуации нарушения процедуры ответа на запросы редакций явилась бы система четких административных наказаний, которая была бы записана в законе и карала бы за конкретные нарушения норм о праве на получение информации. Такая система вводится вступившим в силу 1 июля 2002 года Кодексом РФ об административных правонарушениях и предусматривает ответственность за непредоставление информации в двух случаях. Первый касается неправомерного отказа в предоставлении гражданину собранных в установленном порядке документов, материалов, непосредственно затрагивающих его права и свободы, либо несвоевременное предоставление таких документов и материалов, а также, что чрезвычайно важно, непредоставление иной информации в случаях, предусмотренных законом, либо предоставление гражданину неполной или заведомо недостоверной информации. Наказанием служит наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от пяти до десяти минимальных размеров оплаты труда (ст. 5.39).

Второй случай – это нарушение права представителя средства массовой информации на предусмотренное избирательным законодательством своевременное получение информации и копий избирательных документов, документов референдума. Такое нарушение влечёт наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от десяти до двадцати минимальных размеров оплаты труда (ст. 5.6).

Иногда действует иной механизм, и хотя о нём не говорит Закон о СМИ, он является вполне правовым. Вместо того чтобы подавать жалобу в суд, редактор сообщает в прокуратуру о том, что конкретный чиновник нарушает требования закона и не предоставляет информацию или предоставляет её неполно. Прокуратура, которая должна следить за исполнением законов в нашей стране, обычно оперативно реагирует на такого рода жалобы, и звонка от прокурора вполне достаточно для чиновника любого ранга, чтобы убедить его в необходимости предоставить нужную редакции информацию. Если прокуратура отправит совершившим неправомерные действия своё представление, то последние обязаны рассмотреть его в установленные законом сроки и принять решение об устранении допущенного нарушения. Жалоба в прокуратуру составляется в произвольной форме и содержит описание сути нарушения закона. Как правило, она подаётся прокурору района (города), где находится учреждение, организация или где проживает лицо, нарушившие закон. Такая жалоба обязательно должна быть зарегистрирована прокурором.

Примером действенности подачи жалобы в прокуратуру может служить письмо, разъясняющее некоторые нормы Закона РФ «О СМИ», которое в октябре 2001 года Саратовская областная прокуратура направила в правительство области.

В этом письме, в частности, названо неправомерным решение этого органа исполнительной власти о закрытом статусе заседаний президиума областного правительства. В документе говорится, что закрытым могут считаться только мероприятия, на которых обсуждается государственная тайна. Но сведения, например, об удоях и неработающих котельных к ней не относятся. В ответ на вопрос корреспондента местной газеты, намерено ли правительство прислушаться к мнению прокуратуры, губернатор области сообщил, что «теперь всё будет делаться по закону».
За сокрытие или искажение информации предусмотрено наказание в УК РФ. О чем говорят его статьи?

Статья 237 УК РФ предусматривает лишение свободы на срок до пяти лет – гигантский срок! – за сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей либо для окружающей среды. Статья является относительно новой и включена в Кодекс в результате длительного обсуждения проблем, связанных с огромной опасностью утаивания от общества экологической и медицинской информации, как это имело место при чернобыльской катастрофе. С нормой этой статьи соотносятся обязанности Правительства РФ, специально уполномоченных природоохранительных органов, органов субъектов федерации и местного самоуправления обеспечивать население необходимой экологической информацией (ст. 6–10 Закона РФ «Об охране окружающей природной среды» 1991 года; ст. 19 «Право граждан на информацию о факторах, влияющих на здоровье» Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан 1993 года; ст. 8 Закона РФ «Об основах градостроительства Российской Федерации» 1992 года, закрепляющая право граждан на достоверную информацию о состоянии окружающей среды городов, других поселений и их систем, и другие акты).

Какого рода информация имеется в виду? Это могут быть сведения о событиях, фактах или явлениях, создающих опасность, т.е. о природных, техногенных или иных процессах, которые при неблагоприятном развитии событий или отсутствии надлежащих мер контроля и регулирования могут вызвать губительные последствия для человека и окружающей среды. Речь идёт о катастрофах, катаклизмах, пожарах, авариях на предприятиях, трубопроводах и т.п. Но для предусмотренного статьёй 237 наказания необходимо, во-первых, доказать прямой умысел, т.е. когда лицо, скрывая информацию, осознаёт как свою обязанность сообщить её без искажений, так и реальную необходимость сообщения информации для дальнейшего воздействия на ход событий и их последствия, в том числе предотвращения и уменьшения вреда здоровью людей и окружающей среде. Доказать это, как правило, очень сложно. Причём если угрозу для жизни можно определить с большой долей очевидности, то опасность для здоровья доказать не менее сложно, чем собственно прямой умысел.

Максимальное наказание в этом случае предусмотрено, только если очевиден результат преступления чиновника: причинён вред здоровью человека или наступили иные тяжкие последствия (к примеру, гибель людей). Во-вторых, ответственность установлена не просто для чиновника, имеющего такую информацию, а лишь для того, кто обязан обеспечивать население подобной информацией, но скрыл её или исказил. То есть в перечне служебных обязанностей чиновника, который будет нести ответственность за подобного рода преступление, должна быть соответствующая запись. Поэтому, хотя статья и существует, автору неизвестны случаи её применения.

Статья 140 УК РФ карает штрафом в размере до 500 минимальных размеров оплаты труда за отказ в предоставлении гражданину информации. Казалось бы, всё просто: гражданин приходит к чиновнику, тот неправомерно отказывает ему в предоставлении информации, обиженный гражданин подаёт жалобу в прокуратуру, чиновника штрафуют на 500 минимальных окладов. Естественно, на практике этого не происходит, потому что в статье говорится не просто об отказе гражданину в предоставлении информации, а об отказе в ознакомлении с документами и материалами, непосредственно затрагивающими права и свободы именно этого гражданина. Если же права и свободы просителя прямо не затронуты – значит, за отказом в предоставлении информации не последует уголовного наказания.

Наконец, обсуждаемым проблемам близка по смыслу статья 144 Уголовного кодекса. В соответствии с ней воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов путём принуждения их к распространению либо отказу от распространения информации наказывается штрафом в размере от 50 до 100 минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного месяца, либо обязательными работами на срок до 180 часов, либо исправительными работами на срок до одного года. То же деяние, совершённое лицом с использованием своего служебного положения, наказывается исправительными работами на срок до двух лет либо лишением свободы на срок до трёх лет с возможным запретом занимать определённые должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трёх лет.

Применяется эта статья крайне редко, по сведениям Главного информационного центра МВД РФ, в 1998 году по статье 144 УК РФ зарегистрировано 12 преступлений, в 1999 и 2000 годах – всего по четыре преступления.

Известно, что в 2001 году прокуратура г. Санкт-Петербурга инкриминировала братьям Ш. предусмотренные данной статьей преступления. По сообщению Агентства журналистских расследований, следствие установило, что в 1997 году братья Ш. потребовали у журналиста газеты «Санкт-Петербургские ведомости» К. в трёхдневный срок выплатить им 5 тыс. долларов США за написанную им статью, после опубликования которой один ночной клуб якобы понёс убытки. За каждый день просрочки «включали счётчик» в размере 1 тыс. долларов.

https://lawbook.online/informatika-smi-pravovaya/otvetstvennost-nepredostavlenie-informatsii-9524.html


Ещё по теме:

Юридическая ответственность в механизме реализации права на информацию. Ответственность за нарушение права на информацию - http://studbooks.net/1153244/pravo/yuridicheskaya_otvetstvennost_mehanizme_realizatsii_prava_informatsiyu


Должностные лица, виновные в нарушении конституционного права гражданина на информацию несут административную и уголовную ответственность в порядке и на условиях, предусмотренных законодательными актами.

Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях от 21 апреля 2003 года № 194-З (далее - КоАП Республики Беларусь) устанавливает административную ответственность за правонарушения против чести и достоинства человека, прав и свобод гражданина. Так, статья 9.6 предусматривает ответственность за незаконный отказ должностного лица в предоставлении гражданину собранных в установленном порядке документов и материалов, непосредственно затрагивающих его права, свободы и законные интересы, либо предоставление ему неполной или умышленно искаженной информации [49].

Данное правонарушение посягает на общественные отношения, обеспечивающие право граждан на получение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности государственных органов, общественных объединений, о политической; экономической, культурной и международной жизни, а также о состоянии окружающей среды.

Объективная сторона правонарушения включает в себя такие деяния, как:

1) необоснованный отказ должностного лица в предоставлении гражданину собранной в установленном порядке информации, непосредственно затрагивающей его права, свободы и законные интересы,

2) предоставление ему неполной или умышленно искаженной информации.

Субъективная сторона правонарушения характеризуется умышленной виной в виде прямого или косвенного умысла. Виновный сознает, что он неправомерно отказывает лицу в предоставлении собранных в установленном порядке документов и материалов, непосредственно затрагивающих его права и свободы, либо что он предоставляет ему неполную или заведомо искаженную информацию. Предвидит возможность причинения своими действиями вредных последствий и желает либо сознательно допускает возможность наступления этих последствий или относится к ним безразлично.

Субъект данного правонарушения - специальный (должностное лицо, обладающие информацией, которую оно обязано было предоставить гражданину).

В силу статьи 9.4 Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях от 20 декабря 2006 года № 194-З (далее - ПИКоАП Республики Беларусь) административный процесс об административном правонарушении, предусмотренном статьей 9.6 КоАП Республики Беларусь, начинается только по требованию потерпевшего или его законного представителя привлечь лицо, совершившее административное правонарушение, к административной ответственности, выраженном в форме заявления, и подлежит прекращению в случае примирения с лицом, в отношении которого ведется административный процесс [50]. Таким образом, ответственность за отказ в предоставлении информации может наступить только по требованию потерпевшего.

Защита права на информацию предусматривается также Уголовным кодексом Республики Беларусь от 9 июля 1999 года № 275-З (далее - УК Республики Беларусь). В главе «Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина» статья 204 УК Республики Беларусь устанавливает уголовную ответственность за незаконный отказ должностного лица в предоставлении гражданину собранных в установленном порядке документов и материалов, непосредственно затрагивающих его права, свободы и законные интересы, либо предоставление ему неполной или умышленно искаженной такой информации, повлекшие причинение существенного вреда правам, свободам и законным интересам гражданина [51]. Как следует из диспозиции статьи, состав данного преступления предусматривает совершение деяний, аналогичных правонарушению, установленному статьей 9.6 КоАП Республики Беларусь. Отличительным признаком преступления является причинения существенного вреда правам, свободам и законным интересам гражданина.

На сегодняшний день законодательством не установлен перечень последствий, наличие которых позволяло бы говорить о причинении существенного вреда. Полагаем, что для оценки существенности вреда, причиненного правам, свободам и законным интересам гражданина необходимо учитывать три фактора:

1) закрепление конкретных прав в законодательстве (например, в Конституции Республики Беларусь);

2) установление судом конкретных последствий, связанных с невозможностью реализации прав гражданина, ввиду незаконного отказа в предоставлении информации (например, невозможность получения жилья, невозможность трудоустройства и т. д.);

3) наличие только реального вреда (упущенная выгода сюда включена быть не может).

Следовательно, под причинением существенного вреда правам, свободам и законным интересам гражданина следует понимать невозможность осуществления дальнейших действий по защите прав и свобод лицом, которому было отказано в предоставлении информации при отсутствии признаков более тяжкого преступления.

В рамках написания данной дипломной работы была предпринята попытка изучения практического применения вышеуказанных норм административного и уголовного законодательства в Республики Беларусь. Исследование статистических данных на территории Гомельской области показало, что с момента вступления в действие КоАП Республики Беларусь был начат административный процесс только в отношении одного должностного лица. Из материалов дела следует, что 14 апреля 2008 года гражданин Ч., состоявший в трудовых отношениях с наливным пунктом «А», отправил почтой заявление, адресованное своему начальнику (гражданину Ш.) с просьбой предоставить документы, необходимые для составления искового заявления, а именно:

1. Справку является ли наливной пункт «А», в котором он работает, юридическим лицом и несет ли ответственность по обязательствам. Если нет, то указать наименование и место государственной регистрации юридического лица, филиалом которого является наливной пункт «А»;

2. Справку о среднем заработке;

3. Копию дополнительного соглашения к трудовому договору.

17 апреля 2008 года был дан ответ на обращение. В письме находилась справка о заработной плате гражданина Ч. за последние 12 месяцев. Справки о том, является ли наливной пункт «А» юридическим лицом и несет ли ответственность по своим обязательствам, а также наименовании и месте государственной регистрации юридического лица предоставлено не было. Данный отказ был мотивирован следующим: «Выдача данного документа гражданину не оговорена Указом Президента Республики Беларусь от 6 сентября 2007 года № 402 «О внесении изменений и дополнений в некоторые указы Президента Республики Беларусь по вопросам совершенствования организации работы с гражданами». В случае Вашего обращения в суд либо другой орган данная справка, как и другие необходимые документы, будут незамедлительно предоставлены по запросу государственного органа. В выдаче дополнительного соглашения к контракту отказано, так как ранее Вам под роспись выдавался данный документ. Согласно статье 51 ТК Республики Беларусь, Указа Президента Республики Беларусь от 6 сентября 2007 года № 402 «О внесении изменений и дополнений в некоторые указы Президента Республики Беларусь по вопросам совершенствования организации работы с гражданами» не где не прописано выдавать справку о юридическом лице и его обязательствах».

3 июня 2008 года управляющим делами районного исполнительного комитета был составлен протокол на гражданина Ш. В нем было указано, что, являясь должностным лицом, начальник наливного пункта «А» гражданин Ш. предоставил неполную информацию, а также отказал в предоставлении информации гражданину Ч., чем совершил правонарушение, предусмотренное статьей 9.6 КоАП Республики Беларусь.

Поскольку административный процесс по данному правонарушению начинается только по требованию потерпевшего, 19 июня 2008 года гражданин Ч. подал заявление в районный суд города Гомеля, в котором просил привлечь гражданина Ш. к административной ответственности по статье 9.6 КоАП Республики Беларусь «Отказ гражданину в предоставлении информации».

По результатам судебного разбирательства, было вынесено постановление о прекращении дела об административном правонарушении. Данное решение было мотивировано тем, что «согласно статье 2.7 Процессуально-исполнительного кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее - ПИКоАП Республики Беларусь) лицо не может быть привлечено к административной ответственности, пока не будет доказана его виновность в совершении правонарушения. Обязанность доказывания виновности лица, в отношении которого ведется административный процесс, возлагается на должностное лицо органа, ведущего административный процесс. Лицо, в отношении которого ведется административный процесс не обязано доказывать свою невиновность. Обстоятельства, излагаемые в протоколе об административном правонарушении, в постановлении о наложении административного взыскания, не могут основываться на предположениях.

Сомнения в обоснованности вывода о виновности лица, в отношении которого ведется административный процесс, толкуются в его пользу.

Пункт 3 части 1 статьи 9. ПИКоАП Республики Беларусь указывает, что обстоятельством, исключающим административный процесс в отношении физического лица, является истечение сроков наложения административного взыскания.

Согласно пункту 2 части 1 статьи 7.6 КоАП Республики Беларусь административное взыскание может быть наложено за совершение длящегося административного правонарушения - не позднее двух месяцев со дня его обнаружения.

В судебном заседании было установлено: гражданину Ч. стало известно о не предоставлении документов именно 17 апреля 2008 года. Начальник обоснованно отказал в выдаче справки о том, является ли наливной пункт «А» юридическим лицом, так как выдача справки не оговорена Указом Президента Республики Беларусь от 6 сентября 2007 года № 402 «О внесении изменений и дополнений в некоторые указы Президента Республики Беларусь по вопросам совершенствования организации работы с гражданами». Данные сведения предоставляются по запросу государственного органа. Оригинал дополнительного соглашения к трудовому договору гражданину Ч. был выдан в момент ознакомления работника с изменениями трудового договора, о чем имеется подпись гражданина Ч. Повторный экземпляр дополнительного соглашения может быть выдан в случае, если первоначальный экземпляр был утерян. О том, что этот экземпляр утерян, гражданин Ч. не сообщал.

На основании вышеизложенного, руководствуясь статьями 11.9-11.12 ПИКоАП Республики Беларусь районный суд города Гомеля постановил административное дело в отношении гражданина Ш. прекратить за отсутствием в его действиях состава административного правонарушения и истечения сроков наложения административного взыскания».

Относительно уголовной ответственности за нарушение конституционного права гражданина на информацию, следует отметить, что с момента вступления в силу Уголовного кодекса Республики Беларусь 1999 года на территории Гомельской области не было возбуждено ни одного уголовного дела по статье 204 «Отказ гражданину в предоставлении информации».

Наличие только одного возбужденного дела в административной практике и отсутствие уголовных дел, возможно, следует предположить, может быть связано с такими причинами, как:

- должностные лица, в компетенцию которых входит предоставление гражданину информации, непосредственно затрагивающей его права, свободы и законные интересы, надлежащим образом исполняют свои трудовые обязанности;

- отсутствие реального механизма реализации права на информацию не позволяет должным образом воспользоваться данным правомочием, и, как следствие, отсутствие нарушений по данному факту связано с отсутствием запросов к должностным лицам о предоставлении информации;

- в силу юридической неграмотности граждане, чье конституционное право на информацию нарушено, не знают о том, что можно защитить свои интересы путем обращения в вышестоящий государственный орган, в суд.

В случае нарушения права на информацию работник может быть привлечен к дисциплинарной и материальной ответственности. Основания и меры указанных видов ответственности аналогичны основания и мерам, предусмотренным законодательством за неправомерное разглашение информации, которые будут рассмотрены в следующей главе.

Гражданский кодекс Республики Беларусь предусматривает большой перечень способов защиты гражданских прав, в том числе, если указанная защита связана с нарушением права на информацию.

В частности, статья 465 ГК Республики Беларусь определяет, что по договору розничной купли-продажи продавец обязан предоставить покупателю необходимую и достоверную информацию о предлагаемом к продаже товаре, соответствующую установленным законодательством и обычно предъявляемым в розничной торговле требованиям к содержанию и способам предоставления такой информации. Если покупателю не предоставлена возможность незамедлительно получить в месте продажи информацию о товаре, он вправе потребовать от продавца возмещения убытков, вызванных необоснованным уклонением от заключения договора розничной купли-продажи; если договор заключен, - в разумный срок отказаться от исполнения договора, потребовать возврата уплаченной за товар суммы и возмещения других убытков[36].

Вред, причиненный вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре, работе или услуге, подлежит возмещению продавцом или изготовителем товара, лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу (исполнителем), независимо от их вины и от того, состоял потерпевший с ними в договорных отношениях или нет. Указанные правила применяются лишь в случаях приобретения товара, выполнения работы или оказания услуги в потребительских целях, а не для использования в предпринимательской деятельности [36, ст. 964].

Право на информацию является личным неимущественным правом. Следовательно, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, гражданин вправе требовать от нарушителя денежную компенсацию морального вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред [36, ст. 152].

Tags: court, law, police, законы, милиция, полиция, право, суд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments