irwi99 (irwi99) wrote,
irwi99
irwi99

Categories:

Решение судьи о возмещении материального и морального вреда, причиненного преступлени

Решение судьи Мурашовой Ж.А. о возмещении материального и морального вреда,
причиненного преступлением -
https://rospravosudie.com/court-kirovskij-rajonnyj-sud-g-ekaterinburga-sverdlovskaya-oblast-s/act-105862420/

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Екатеринбург                                                                                                   01 ноября 2010 года

Кировский районный суд г. Екатеринбурга в составе председательствующего судьи Мурашовой Ж.А.,

при секретаре Омельченко Д.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску ФИО3, ФИО4 к ФИО5 о возмещении ущерба, причиненного преступлением,

УСТАНОВИЛ:

ФИО3, ФИО4 обратились в суд к ФИО5 о компенсации морального вреда. В обоснование исковых требований указали, что постановлением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от <дата обезличена> установлен факт совершения ФИО5 общественно-опасного деяния - убийства их сына ФИО9 и похищения его имущества на общую сумму 22490 рублей. Учитывая, что по заключению стационарной судебно-психиатрической экспертизы ФИО1 страдает тяжелым хроническим психическим расстройством и совершил убийство в невменяемом состоянии, к нему применены меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением. В результате убийства сына истцам причинён материальный ущерб, который подтвержден материалами уголовного дела и вступившим в законную силу постановлением суда в размере 22490 рублей, они понесли также расходы на погребение в размере 31576 рублей., а также причинен неизгладимый моральный вред. После получения известия об убийстве сына и процедуры опознания ФИО4 находилась на лечении в психоневрологическом диспансере, т.к. самостоятельно не могла справиться с психологической травмой. До настоящего времени истцов мучают кошмары, т.к. перед глазами постоянно возникают последние дни жизни сына, они не могут избавиться от чувства своей вины за его смерть. С данными нравственными страданиями вынуждены жить до самой смерти. В настоящее время они остались без моральной и материальной поддержки в старости. Пункт 1 ст. 1078 ГК РФустанавливает общее правило, согласно которому лицо, находившееся в момент причинения вреда в таком состоянии, когда оно не могло понимать значения своих действий или руководить ими, не отвечает за причиненный вред (т.к. отстутсвует вина причинителя, являющаяся необходимой в силу ст. 1064 ГК РФ) Гражданский кодекс уже в абз. 2 п. 1 ст. 1078 дает суду право с учетом имущественного) положения причинителя вреда или потерпевшего и иных обстоятельств дела возложить обязанность по возмещению вреда полностью или частично на причинителя вреда. В соответствии с документами, имеющимися в материалах дела, вступившим в законную силу постановлением суда о применении мер медицинского характера в отношении ФИО5 причиной смерти сына явилось поражающее воздействие электрического тока. Согласно п. 1 ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. В соответствии с ст. 1082 ГК РФ, удовлетворяя требование о возмещении вреда, суд в соответствии с обстоятельствами дела обязывает лицо, ответственное за причинение вреда, возместить вред в натуре (предоставить вещь того же рода и качества, исправить поврежденную вещь и т.п.) или возместить причиненные убытки (пункт 2 статьи 15). Таким образом, поскольку смерть сына явилась следствием использования ФИО1 электрического тока высокого напряжения, который признается источником повышенной опасности, обязанность по возмещению причиненного вреда путем возмещения убытков должна быть возложена на ответчика независимо от вины. Просят суд взыскать с ответчика сумму компенсации морального вреда по 2500000 рублей на каждого из родителей, а также в пользу ФИО3 в счёт возмещения материального вреда - 54066 рублей.

Истец ФИО3 в судебном заседании поддержал доводы и требования искового заявления, указав, что обратились в суд в связи с убийством их сына. Они тяжело переживали смерть сына. У него было перспективное будущее, большие планы. Поясняет, что он и жена перенесли сильное душевное страдание из-за смерти сына. Убитый был старшим сыном, еще есть младший сын. Считает заявленную сумму компенсации морального вреда реальной и обоснованной. Подтвердить стоимость похищенного имущества не может.

Истец ФИО4 в судебное заседание не явилась. Извещена надлежащим образом, уважительных причин неявки не представила. При таких обстоятельствах, суд полагает возможным рассмотреть данное дело в ее отсутствие.

Ответчик ФИО5 извещен надлежащим образом, по месту прохождения лечения, отзыв на иск не представил. При таких обстоятельствах суд считает возможным рассмотреть дело в отсутствие ответчика ФИО5

Привлеченный в порядке ст. 50 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, адвокат ФИО7 в судебном заседании пояснил, что поскольку ФИО5 признан невменяемым, он не может быть субъектом гражданско-правовой ответственности. Просит в иске отказать в полном объеме.

Привлеченные к участию в деле в качестве соответчиков ФИО1 и ФИО2 в судебное заседание не явились, извещены надлежащим образом. Представили заявления о рассмотрении дела в их отсутствие.

При таких обстоятельствах суд считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Представитель ответчиков ФИО1 и ФИО2 - ФИО8 в судебном заседании пояснил, что ФИО1 не усыновлял ФИО5 и не может нести ответственность за его действия. Просит в иске к ФИО2 также отказать, поскольку после прохождения лечения в 2004 году, ФИО5 получил высшее образование, работал, управлял автомобилем. Никаких оснований признавать его недееспособным у матери не было. Кроме того, совместно с ним родители не проживали, виделись редко. Просит в иске отказать.

Представитель УСЗН по Кировскому району г. Екатеринбурга в судебное заседание не явился, извещен надлежащим образом. Представили заявление о рассмотрении дела в их отсутствие.

При таких обстоятельствах суд считает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Заслушав лиц участвующих в деле, исследовав материалы дела, оценив относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь представленных доказательств в их совокупности, суд приходит к следующему

Согласно ст. 52 Конституции Российской Федерации права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба.

В соответствии с постановлением Кировского районного суда г. Екатеринбурга от <дата обезличена> ФИО5 освобожден от уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации и ч.1 ст. 161 Уголовного кодекса Российской Федерации и с учетом требований, предусмотренных п. «г» ч.1 ст. 99 и ч.4 ст. 101 Уголовного кодекса Российской Федерации, к нему применены принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением. Постановление вступило в законную силу <дата обезличена> (л.д. 11-13).

Указанным постановлением установлено, что причину и давность смерти ФИО9 установить не представляется возможным из-за сильного повреждения трупа под действием крайне температуры - пламени. Согласно заключению судебно-медицинского эксперта <номер обезличен>/м-г от <дата обезличена> скелетированные человеческие останки принадлежат ФИО9 с вероятностью не менее 99,99%.

В силу ч. 4 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Как установлено в судебном заседании смерть ФИО9 наступила <дата обезличена>, что подтверждается свидетельством о смерти (л.д. 10).

Согласно свидетельству о рождении, представленному в материалах дела ФИО9 является сыном ФИО3, ФИО4 (л.д. 5).

Одним из общих условий возложения на лицо обязанности по возмещению вреда, о чем говорится в ст. 1064 Гражданского кодекса Российской Федерации, является его виновное отношение к содеянному.

Однако как установлено в судебном заседании ФИО5 в момент совершения преступления не осознавал фактический характер и общественную опасность своих действий и не мог ими руководить, что свидетельствует об отсутствии интеллектуального и волевого моментов.

Указанное подтверждается заключением комиссии экспертов от <дата обезличена> (л.д. 38-48):

Суд полагает, что применительно к данному гражданскому делу возникшие правоотношения, связанные с возмещением материального и морального ущерба, регулируются положениями ст. 1078 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно п. 1 ст. 1078 Гражданского кодекса Российской Федерации основанием освобождения от ответственности за причиненный вред является психическое состояние гражданина, при котором он не может понимать значения своих действий или руководить ими.

Часть 3 статьи 1078 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает, что, если вред причинен лицом, которое не могло понимать значения своих действий или руководить ими вследствие психического расстройства, обязанность возместить вред может быть возложена судом на проживающих совместно с этим лицом его трудоспособных супруга, родителей, совершеннолетних детей, которые знали о психическом расстройстве причинителя вреда, но

не ставили вопрос о признании его недееспособным.

    Данная норма закона относительно необходимости возложения обязанности по возмещению вреда на других лиц не носит императивного характера.

Согласно свидетельству о рождении родителями ФИО5 являются ФИО2 и ФИО10 (л.д. 81).

Как пояснил представитель ФИО8 в судебном заседании ФИО1 является отчимом и не усыновлял ФИО5

Таким образом, суд приходит к выводу, что ФИО1 не может являться надлежащим ответчиком.

Из справки с места жительства (л.д. 36) усматривается, что ФИО5 зарегистрирован по адресу: <адрес обезличен>, с <дата обезличена> Собственником квартиры указана ФИО2

Согласно рапортам участкового ФИО11 (л.д. 37, 82) ФИО5 до его изоляции проживал женщиной, которую представлял как свою жену. Мать с ним не проживала.

Иных родственников, совместно проживающих с ФИО5, судом не установлено, официально брак он не регистрировал.

Ранее постановлением Кировского районного суда г. Екатеринбурга в 2004 году ФИО5 также был освобожден от уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 222, ч.2 ст. 223, ч. 1 ст. 244 Уголовного кодекса Российской Федерации, к нему применены принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в стационаре специализированного типа.

Из анализа поведения ФИО5 после лечения следует, что он вел полноценный образ жизни, получил высшее образование, управлял автомобилем, имел постоянное место работы, положительно характеризуется.

При таких обстоятельствах, суд соглашается с доводами представителя ФИО8 о том, что оснований для постановки вопроса о признании ФИО5 недееспособным у его родственников не имелось.

Таким образом, суд приходит к выводу, что исковые требования о возмещении ущерба, причиненного преступлением, с ФИО2, ФИО1 подлежат отклонению.

Вместе с тем, суд считает, что неспособность гражданина понимать значение своих действий или руководить ими не является самодостаточным основанием освобождения от ответственности за причиненный вред.

Бесспорность тезиса о невозможности привлечения к ответственности гражданина, причинившего вред в таком состоянии, когда он не мог понимать значения своих действий или руководить ими, не снимает вопроса о положении потерпевшего, тем более когда речь идет о причинении вреда здоровью или жизни последнего. Любое из этих благ несопоставимо ценнее каких бы то ни было имущественных благ.

Учитывая данное обстоятельство, суд полагает, что в данном конкретном случае необходимо руководствоваться абз. 2 п. 1 ст. 1078 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой при причинении вреда жизни или здоровью потерпевшего суд может с учетом имущественного положения потерпевшего и причинителя вреда, а также других обстоятельств возложить обязанность по возмещению вреда полностью или частично на причинителя вреда.

Допуская возможность возмещения вреда за счет причинителя, закон исходит из так называемого "принципа справедливости".

Согласно ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

В соответствие со ст. 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации, компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Под моральным вредом, в соответствии с п. 2 Постановления Пленума ВС РФ № 10 от 20.12.1994 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

При определении размера компенсации морального вреда, суд учитывает обстоятельства дела, то, что истицы пережили нравственные страдания в связи с потерей любимого сына, неизгладимой является боль утраты близкого человека. Нет оснований сомневаться, что такое благо, как семейные связи, относится к категории неотчуждаемых и не передаваемых иным способом неимущественных благ, принадлежащих каждому человеку от рождения. Необходимость защиты семейных связей следует и из ст. 38 Конституции Российской Федерации, объявляющей семью находящейся под защитой государства. Смерть человека безусловно нарушает целостность семьи. Нарушены личные неимущественные права членов семьи.

Таким образом, суд полагает, что право членов семьи на компенсацию морального вреда возникает в связи со страданиями, перенесенными ими вследствие нарушения принадлежащего им неимущественного блага (семейных связей).

Оценивая в совокупности представленные доводы истцов о размере морального вреда, причиненного преступлением, в результате которого наступила смерть их сына, а именно, что боль утраты сына для истцов тяжела и безмерна, с учетом имущественного положения потерпевших и причинителя вреда, суд приходит к выводу, что сумма подлежащая взысканию в качестве компенсации морального вреда, в пользу ФИО4 составляет 500 000 рублей, в пользу ФИО3- 500 000 рублей.

В соответствии со ст. 15 Гражданского кодекса Российской Федерации под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

Истцом ФИО3 заявлены требования о взыскании расходов по оплате ритуальных услуг в размере 31 576 рублей. Эта сумма подтверждается справкой от <дата обезличена> (л.д. 65), и подлежит взысканию с ответчика в пользу ФИО3

Вместе с тем требования истцов о взыскании стоимости похищенных вещей на сумму 22 490 руб. подлежат отклонению, поскольку не представлены доказательства оценки стоимости заявленного имущества. Как пояснил в судебном заседании истец ФИО3 эти доказательства он представлять не желает.

В соответствии со ст.103 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, в федеральный бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

Таким образом, с ответчика в доход государства подлежит взысканию сумма государственной пошлины в размере 1547 руб. 28 коп.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-199 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд

РЕШИЛ:

Исковые требования ФИО3, ФИО4 к ФИО5 о возмещении ущерба, причиненного преступлением, удовлетворить частично.

Взыскать с ФИО5 в пользу ФИО3 в счет компенсации морального вреда 500 000 рублей, расходы по оплате ритуальных услуг в сумме 31 576 рублей.

Взыскать с ФИО5 в пользу ФИО4 в счет компенсации морального вреда 500 000 рублей.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.

В удовлетворении исковых требований ФИО3, ФИО4 к ФИО1, ФИО2 возмещении ущерба, причиненного преступлением, отказать.

Взыскать с ФИО5 в доход государства государственную пошлину в сумме 1547 руб. 28 коп.

Решение может быть обжаловано в Свердловский областной суд через Кировский районный суд г. Екатеринбурга в течение 10 дней.

Судья                                          Ж.А. Мурашова



Tags: court, образец, суд
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments