irwi99 (irwi99) wrote,
irwi99
irwi99

Category:

Взаимодействие цифровых технологий и права

Молодые ученые и юристы обсудили вопросы судебной защиты прав в рамках XIII Международной школы-практикума «Право в условиях цифровой реальности»

Участники дискуссии пришли к выводу о том, что внимание к проблеме судебной защиты прав в условиях цифровизации общества растет, вырабатываются подходы к данной проблеме на международном уровне, при этом становится необходимым конституционное урегулирование данного вопроса на национальном уровне.


6 июня в Институте законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ в рамках XIII Международной школы-практикума молодых ученых-юристов «Право в условиях цифровой реальности» состоялась панельная дискуссия «Судебная защита прав в условиях киберреальности и цифровой экономики».

В рамках дискуссии обсуждались вопросы выделения доступа в интернет в отдельный вид прав человека и практика Европейского Суда по правам человека в данной области, роль IT-технологий как средства повышения доступности правосудия, процессуальные особенности рассмотрения антимонопольных споров и судебной защиты интеллектуальных прав в условиях киберреальности, а также пример судебного дела новой цифровой экономики – Роскомнадзор vs.Telegram.

Открывая дискуссию, судья Конституционного Суда Азербайджанской Республики, и. о. доцента кафедры конституционного права Бакинского государственного университета Ровшан Исмаилов сообщил, что анализ международных документов, национальной конституционной и судебной практики свидетельствует, что в подавляющем большинстве случаев право на доступ в интернет ассоциируется со свободой выражения мнений и свободой информации. При этом на конституционном уровне право на доступ в интернет эксплицидно пока не гарантировано ни в одной стране.

Ровшан Исмаилов рассказал о недавно принятом Европейским Судом по правам человека решении по делу «Янковскис против Литвы», в котором была затронута вторая составляющая доступа в интернет – право на подключение. Заявитель в данном деле ходатайствовал перед тюремными властями о предоставлении ему доступа посредством Интернета на веб-сайт Министерства образования в целях получения информации о возможности зачисления в университет для получения степени в области права. Однако тюремная администрация, а затем административные суды из соображений безопасности отказали заявителю. ЕСПЧ постановил, что в данном деле было допущено нарушение ст. 10 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Как сообщил. Ровшан Исмаилов, фактически было признано, что государства несут позитивную обязанность по обеспечению доступа в интернет.

При этом Европейский Суд сделал две оговорки. Во-первых, Суд указал, что ст. 10 Конвенции не может толковаться как налагающая общее обязательство предоставить заключенным доступ к интернету или к определенным интернет-сайтам. Однако, поскольку законодательство Литвы предусматривает доступ к информации образовательной тематики, ЕСПЧ признал, что ограничение доступа к интернет-сайту Министерства образования является вмешательством в такое право. Во-вторых, Суд по существу указал, что на признание факта нарушения ст. 10 может повлиять объем фактически осуществленных действий государства по обеспечению доступа в интернет, а также то, возлагается ли на государство чрезмерное финансовое бремя по осуществлению таких позитивных мер.

От международного опыта участники перешли к национальному опыту внедрения новых технологий в судебную систему. Член-корреспондент Национальной академии наук Республики Беларусь, почетный профессор ИЗиСП Григорий Василевич рассказал, что в Беларуси создана система электронных обращений в суд, ведется электронное производство по экономическим делам, имеется банк данных судебных постановлений. Григорий Василевич высказал мнение о том, что в целях уменьшения нагрузки на суды, которая в Беларуси так же высока, в будущем возможна передача искусственному интеллекту рассмотрения дел по административным правонарушениям, в частности по ДТП.

Советник отдела тарифного регулирования Управления регулирования в сфере ЖКХ ФАС, аспирант кафедры судебной власти НИУ ВШЭ Анна Филимоненко рассказала о процессуальных особенностях рассмотрения антимонопольных споров в условиях киберреальности. По ее словам, в антимонопольных спорах используются самые разнообразные средства доказывания: просмотр видеороликов, телепередач, анализ информации из интернета, позволяющей сделать определенные выводы (например, о сговоре на электронных торгах). Хотя в большинстве случаев информация фиксируется в простой письменной форме, бывают и нестандартные формы доказательств. Так, в одном из дел лицом, участвующим в деле, были представлены метаданные – набор ряда показателей, из анализа которых можно сделать тот или иной вывод.

Выступление ведущего научного сотрудника отдела судебной практики и правоприменения ИЗиСП Андрея Сидоренко было посвящено судебной защите интеллектуальных прав в цифровую эпоху. Он сообщил, что при рассмотрении дел данной категории суды исходят из двух видов доказывания нарушений: 1) фиксирование факта нарушения, заверенное нотариусом (например, страница в интернете); 2) исследование вопросов плагиата или смешения. При этом каждая сторона назначает свою экспертизу, а затем проводится комплексная экспертиза.

Научный сотрудник центра зарубежного законодательства и сравнительного правоведения ИЗиСП Евгений Фокин рассказал о процессуально-правовых вопросах рассмотрения дела Роскомнадзор vs. Telegram.

Эксперт выделил четыре наиболее важных блока вопросов. Первым Евгений Фокин отметил вопрос о составе лиц, участвующих в деле. Он напомнил, что ответчиком по данному делу заявлено общество, зарегистрированное в Великобритании. По его словам, проблема заключается в том, что функционирование Telegram осуществляется не только данным обществом, но и целым рядом других организаций, в том числе конкретными физическими лицами (в частности, Павлом Дуровым). Однако вопрос, является ли ответчик надлежащим или нет, в судебном процессе ответа не получил.

Из вопроса о составе лиц, участвующих в деле, по словам Евгения Фокина, вытекает второй вопрос – о подведомственности спора. Поскольку с одной стороны выступает государственный орган, а с другой – юридическое лицо, такой спор подведомственен арбитражному суду. При этом характер спора не является экономическим, что ставит под сомнение его подведомственность арбитражному суду.

Третий вопрос, отмеченный Евгением Фокиным, – вид производства. Компания Telegram является иностранным юридическим лицом, и суд при рассмотрении дела был обязан применить положения процессуального законодательства, касающегося особенностей рассмотрения дел с иностранным элементом. Однако эти особенности применены не были. Еще одна проблема касается неравенства сторон, поскольку одной из них выступает орган государственной власти, применяющий властные полномочия к конкретному лицу. Таким образом, по мнению Евгения Фокина, очевидно, что дело должно было рассматриваться по правилам Кодекса административного судопроизводства. Однако в решении суд полностью опирается на положения ГПК РФ, что, по сути, является применением закона, не подлежащего применению.

Четвертое и наиболее важное, по мнению Евгения Фокина – невозможность исполнения решения суда. В отличие от других мессенджеров, в Telegram не существует какого-либо конкретного сервера, где сохраняются все личные данные пользователей, и если нужны личные данные, то получать доступ нужно не к средствам шифрования, а к конкретным мобильным устройствам пользователей. Признав это, суд тем не менее указал в решении, что ч. 4.1 ст. 10.1 Закона об информации, информационных технологиях и защите информации налагает на организатора распространения информации в сети «Интернет» обязанность предоставлять в федеральный орган исполнительной власти в области обеспечения безопасности информацию, необходимую для декодирования принимаемых, передаваемых, доставляемых или обрабатываемых электронных сообщений.

В заключительной части дискуссии участники пришли к выводу о том, что внимание к проблеме судебной защиты прав в условиях цифровизации общества растет, вырабатываются подходы к данной проблеме на международном уровне, при этом становится необходимым конституционное урегулирование данного вопроса на национальном уровне.

Светлана Рогоцкая
https://www.advgazeta.ru/novosti/vzaimodeystvie-tsifrovykh-tekhnologiy-i-prava/


                           ПРАКТИКА ЕВРОСУДА: Доступ к сети Интернет и свобода получать                                                                          и распространять информацию и идеи - http://protokol.com.ua/ru/praktika_evrosuda_dostup_k_seti_internet_i_svoboda_poluchat_i_rasprostranyat_informatsiyu_i_idei/

В сокращении:
Ограничение доступа заключённых к определённым сайтам
Сайты, содержащие юридическую информацию


Кальда против Эстонии 19 января 2016 г. (решение по делу)

Дело касалось жалобы заключённого на отказ властей предоставить ему доступ к трём сайтам, содержащим юридическую информацию, которые принадлежат государству и Совету Европы. В частности, жалоба заявителя состояла в том, что запрет доступа к этим сайтам в рамках эстонского законодательства нарушил его право получать информацию с помощью сети Интернет и помешал ему изучать юридические вопросы, имеющие отношение к судебному процессу, который вёлся против него.

Суд признал факт нарушения Статьи 10 (свобода выражения мнения) Конвенции, заключив, что отказ предоставить заявителю доступ к сайтам, содержащим юридическую информацию, нарушил его право на получение информации. В частности, Суд отметил, что государства-члены не обязаны предоставлять заключённым доступ к сети Интернет. Тем не менее, если в государстве заключённым разрешён доступ к сети Интернет, как в Эстонии, оно обязано указать причины отказав доступе к конкретным сайтам. В обстоятельствах дела заявителя таких причин запрета доступа к определённым сайтам, заключавшихся в соображениях безопасности и экономии, было недостаточно для обоснования вмешательства в его право на получение информации. Для справки, власти ранее уже позаботились о мерах безопасности при использовании сети Интернет заключёнными, которое осуществляется с помощью специально предназначенных для этих целей компьютеров и под надзором тюремных властей, и соответствующие издержки уже были понесены. Национальные суды явно не провели должного анализа возможной угрозы безопасности, которую мог бы представлять доступ к трём вышеупомянутым сайтам, принимая во внимание тот факт, что они принадлежат международной организации и самому государству.

Сайты, содержащие информацию об образовании

Янковскис против Литвы 17 января 2017 г. (решение по делу).
Дело касалось жалобы заключённого на отказ предоставить ему доступ к сайту Министерства образования и науки, что помешало ему получить имеющую отношение к образованию информацию. Он отсылал в Министерство запрос на информацию касательно возможности поступить в университет для получения юридической степени, и Министерство написало в ответ, что информацию об учебных программах можно найти на сайте. Тем не менее, тюремные власти, а впоследствии и административные суды отказались предоставить заявителю доступ к сайту, ссылаясь на законодательный запрет на доступ к сети Интернет для заключённых (точнее, запрет на теле- и радиокоммуникации, подразумевающий и Интернет) и соображения безопасности.

Суд считает, что власти Литвы не предоставили достаточно оснований, чтобы оправдать вмешательство в права заявителя на получение информации, которое в обстоятельствах делане могло быть расценено как необходимое в демократическом обществе. Таким образом, Суд признал факт нарушения Статьи 10 (свобода выражения мнения) Конвенции. В частности, Суд отметил, что Статья 10 не может быть истолкована как обязывающая во всех случаях предоставлять заключённым доступ к сети Интернет или определённым сайтам. Тем не менее, так как литовское законодательство гарантирует доступ к имеющей отношение к образованию информации, запрет доступа к вышеуказанному сайту представляет собой вмешательство в право заявителя на получение информации. Это вмешательство было обусловлено законом и служило законным целям защитить права других лиц и предотвратить беспорядки и преступления. Тем не менее, сайт, к которому стремился получить доступ заявитель, содержал информацию об образовании и учебных программах в Литве, и разумно было предположить, что эта информация была необходима заявителю с целью получения образования, что в свою очередь имеет значение для его реабилитации и, со временем, ре-интеграции в обществе. Суд также отметил, что Интернет играет важную роль в жизни людей, что тем более верно, когда определённая информация доступна только в сети Интернет. Власти Литвы же не рассмотрели возможность предоставления заявителю ограниченного или контролируемого доступа к сайту государственного учреждения, что едва ли могло представлять угрозу безопасности.


Также читайте:
- Интернет: практика Европейского суда по правам человека,
отчёт подготовлен Исследовательским отделом Суда, июнь 2015 г.


- Страница Совета Европы «Права Интернет-пользователей»


Интернет: прецедентная практика Европейского Суда по правам человека -
http://nethash.ru/tdel-po-provedeniyu-issledovanij.html
Tags: court, international law, internet, ЕСПЧ, интернет, международное право, суд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments