irwi99 (irwi99) wrote,
irwi99
irwi99

Краткий комментарий к ст. №3 Конвенции ...

Право быть свободным от пыток и от бесчеловечного или унижающего достоинство обращения является одним из самых главных прав человека, так как оно связано с личной неприкосновенностью и человеческим достоинством индивида.

Ст. 3 Конвенции относится к разряду абсолютных прав, соблюдение которые гарантируется при любых обстоятельствах. В п. 2 ст. 15 Конвенции, которая позволяет государствам отступать от своих обязательств по Конвенции в случае чрезвычайных обстоятельств, сказано, что ни при каких обстоятельствах государство не может отступать от своих обязательств по ст. 3.

Суд в своем решении по делу Ирландия против Великобритании (Ireland v UK) от 18 января 1978 г. провел различие между тремя категориями запрещенного поведения:

«1. Пытка: намеренное бесчеловечное обращение, вызывающее весьма серьезные и жестокие страдания, цель которого заключается в том, чтобы добиться информации или признания;

2. Бесчеловечное обращение: причинение сильных физических и нравственных страданий;

3. Унижающее достоинство обращение: плохое обращение, направленное на то, чтобы вызвать у жертв чувства страха, боли и неполноценности, которые могут унизить и опозорить их и, возможно, сломить их физическое или моральное сопротивление».


Согласно прецеденту бесчеловечное обращение при содержании под стражей может порождать проблемы, имеющие отношение к ст. 3, если оно достигнет «определенного уровня жестокости». Это разграничение зависит от степени уязвимости лица, лишенного свободы.

В деле Томаси против Франции (Tomasi v France) заявитель утверждал, что «в течение длительного времени, когда он был задержан полицией и находился под стражей, полицейские били его по лицу, а также избивали его ногами и кулаками. Хотя медицинское освидетельствование не вполне подтвердило утверждения заявителя, оно установило, что ему были нанесены побои разной степени тяжести. По мнению Суда, свидетельства нанесенных телесных повреждений достаточно серьезны, чтобы заключить, что, находясь под стражей, заявитель был подвергнут бесчеловечному и унижающему человеческое достоинство обращению в смысле, который содержится в формулировке ст. 3. Требования, предъявляемые к проведению расследования, а также неоспоримые трудности, связанные с борьбой с преступностью, особенно с терроризмом, не могут ограничивать степень защиты, гарантированной ст. 3 в отношении уважения физической неприкосновенности граждан».

Еще более категоричный вывод был сделан Судом в деле Рибич против Австрии (Ribitsch v Austria), в котором заявитель также заявлял, что во время содержания под стражей его избивали ногами и кулаками, причинив ему телесные повреждения в виде синяков и ссадин:

«...любое использование физической силы в отношении лица, лишенного свободы, не вызванное необходимостью, порожденной поведением этого лица, унижает человеческое достоинство и принципиально нарушает право, гарантированное ст. 3 Конвенции».

Под использованием физической силы в этом контексте подразумевается произвольное нападение; иное применение силы, например, необоснованное наложение наручников, которое требует подробного исследования.

Для того, чтобы исчерпать внутригосударственные средства защиты против пыток, необходимо ходатайствовать о проведении органами прокуратуры соответствующей проверки по факту применения физического насилия. Если в результате этой проверки не будет возбуждено уголовное дело, следует обратиться с официальным заявлением о возбуждении уголовного дела против лиц, применявших насилие. Как следует из существующей практики, чаще всего правоохранительные органы в возбуждении уголовного дела отказывают, а возбужденные уголовные дела по таким обращениям нередко прекращаются. В этих случаях у заявителей имеется право обжаловать соответствующее постановление о прекращении дела или об отказе в возбуждении уголовного дела в суд по месту нахождения органа, вынесшего соответствующее решение. Такой подход впервые был выработан Конституционным Судом Российской Федерации, впоследствии это решение Конституционного Суда нашло отражение в измененном тексте ст. 209 УПК РСФСР (ч. 5). В случае отказа суда всесторонне и объективно рассмотреть такую жалобу, если обоснованность такого отказа была подтверждена решением кассационной инстанции по частной жалобе на определение первой инстанции, можно с уверенностью говорить о том, что все эффективные средства защиты внутри страны были исчерпаны. Кроме того, представляется, что есть основания заявлять об отсутствии в стране эффективных способов защиты от нарушения ст. 3, т. е. имеет место еще и нарушение ст. 13 Конвенции.

Корень этой проблемы кроется отчасти в отсутствии должной уголовно-правовой оценки такого общественно опасного явления, как пытка. В этой связи следует обратиться к итогам 17 сессии Комитета против пыток ООН от 12 ноября 1996 г., где в слушаниях по Российской Федерации было специально отмечено, что понятие пытки не криминализовано по российскому Уголовному кодексу, как того требует ст. 4 Конвенции против пыток, а ссылки российских официальных лиц на наличие сходных составов в российском уголовном законодательстве не являются обоснованными, так как и документы ООН, и документы Совета Европы имеют в виду ответственность, которая должна наступать именно за пытки и другое бесчеловечное обращение, а не по «сходным» составам.

Если согласно ст. 35 Конвенции шестимесячный срок исчисляется с даты вынесения последнего судебного решения по делу, то в вышеуказанном случае шестимесячный срок исчисляется с момента нарушения права, гарантированного Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, т. е. с того момента, когда имело место нарушение ст. 3, так как может случиться, что по делу никогда не будет вынесено ни одного судебного решения.

Обычно доказательствами нарушения ст. 3 Конвенции могут служить результаты медицинского освидетельствования, рентгенологического обследования, различная медицинская документация, справки. В некоторых случаях, особенно в условиях заключения, получить такие документы не представляется возможным. В подобных ситуациях доказательствами пыток или иного бесчеловечного обращения могут служить копии жалоб и заявлений, направленные в различные инстанции, письменные свидетельские показания лиц, которые могут подтвердить применение такого воздействия; выписки из протокола судебного заседания, из которых видно, что подсудимый в суде заявлял о нарушении в отношении него ст. 3; подробное описание применения физического или психического воздействия, сделанное в ходе судебного разбирательства и в кассационной жалобе.

Кроме жалоб со стороны заключенных, в практике Европейского Суда рассматривались жалобы со ссылкой на ст. 3 в связи с другими видами обстоятельств.

Так, жертвами нарушения ст. 3 считали себя лица, подлежащие выдаче (экстрадиции) в страны, где к заключенным применяются пытки или смертная казнь, лица, подвергавшиеся телесным наказаниям, в том числе несовершеннолетние, а также лица, длительное время содержавшиеся в условиях ожидания смертной казни. Дискуссионными остаются вопросы, связанные с дискриминацией, которая при определенных условиях может представлять собой нарушение положений ст. 3 в части имеющего место унижающего достоинство обращения.

Права, охраняемые ст. 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, защищаются также двумя другими конвенциями — Конвенцией Организации Объединенных Наций против пыток и другого жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (вступила в силу с января 1987 года) и Европейской Конвенцией о предупреждении пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (вступила в силу с февраля 1989 года), устанавливающей право Европейского Комитета по предупреждению пыток в любое время посещать любое место заключения в целях выявления нарушений ст. 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Такие посещения уже неоднократно имели место в Российской Федерации.

Нарушения статьи 13 в связи с нарушением статей 2 и 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод

В ситуациях, когда основные права граждан, гарантированные ст.ст. 2 и 3 Конвенции, оказываются нарушенными, необходимо производить «эффективное официальное расследование в той или иной форме». Это обязательство в первую очередь касается тех случаев, в которых принимали участие (или могли быть задействованы) государственные официальные лица.

В ряде дел, имевших отношение к Турции (например, Аксой против Турции), Суд установил, что в случаях, когда смерть человека наступила при подозрительных обстоятельствах, когда он пропал без вести или когда «имеются основания предполагать», что в отношении него были использованы пытки, ст. 13 требует провести «тщательное и эффективное расследование, способное привести к выявлению и наказанию виновных и предусматривающее возможность эффективного доступа родственников к процедуре расследования».

Еще более важным прецедентом для России является решение Европейского Суда по делу Ассенов и др. против Болгарии(Assenov & others v Bulgaria). В России и Болгарии долгие годы существовали весьма сходные системы и принципы деятельности правоохранительных органов. По данному делу Европейский Суд хотя и не усмотрел достаточных оснований для признания нарушений ст. 3 Конвенции, однако признал нарушение ст. 13 Конвенции, которое выразилось в том, что со стороны государства имело место упущение в отношении исполнения обязательства произвести надлежащее официальное расследование при наличии мотивированных утверждений заявителя о применении пыток.


https://echr.jimdo.com/европейский-суд-по-правам-человека/конвенция/комментарий-к-ст-3-конвенции/
...................................................................................................

Статья 3 Европейской конвенции - комментарий юриста. -
https://euroclaim.ru/statya-3-konvencii-o-zashhite-prav-cheloveka/

... Определение основных понятий, используемых статьей 3 Европейской конвенции

Статья 3 Европейской конвенциииспользует три ключевых понятия:
пытки;
бесчеловечное обращение или наказание;
унижающее достоинство обращение или наказание.
Во-первых, надо сказать, что каждое из вышеперечисленных явлений образует самостоятельный состав правонарушения, и наличия только одного достаточно для обращения с жалобой в ЕСПЧ. Во-вторых, для правильного определения и толкования указанных понятий необходимо исходить из всей совокупности международных норм, касающихся запрета и предупреждения пыток, но в той мере, в какой они находят отражение в прецедентном праве Европейского суда. Кроме того, следует учитывать критерии приемлемости жалоб согласно Конвенции по правам человека. Именно они позволяют понять, может или нет конкретное дело быть рассмотрено ЕСПЧ, учитывая его юрисдикцию и компетенцию.

Рассмотрим особенности определения и трактования используемых статьей 3 Европейской конвенциипонятий.

Пытки
Пытка выделяется в качестве особой формы жестокого обращения с человеком, которая сочетает в себе и бесчеловечное, и унижающее достоинство обращение, но при этом наносит человеку еще и глубочайшие физические, психические травмы, вызывая сильное страдание. Судебной оценке подлежат не только характер жестокого обращения, но и его цель – например, побудить дать показания, вынудить признаться в чем-то либо с помощью пытки наказать человека за что-то. Важной характеристикой правонарушения является и его умышленный характер: пытка всегда используется умышленно и осознанно. И, наконец, для квалификации правонарушения как пытки используется критерий минимального порога жестокости. Он носит оценочный характер, и в каждом деле подлежит изучению и анализу. Впрочем, учитывая, что пытка трактуется как высшая форма бесчеловечного и унижающего достоинства обращения, даже если нужной степени жестокости Суд не усматривает, остается сам факт бесчеловечного и унижающего достоинства обращения или наказания, что уже является нарушением статьи 3 Конвенции. В целом же, минимальный порог жестокости принято оценивать субъективно – по степени боли и страдания, которые понесла жертва.

Пытка – это не всегда правонарушение, свойственное проведению следственных действий или проявлениям жестокости в ходе военных действий, хотя зачастую бывает связано именно с этим. Не всегда пытка – откровенное проявление садизма. Не требуется и использования конкретных методов или технологий пыток. Например, ЕСПЧ признавал пытками изнасилования задержанных и заключенных, их содержание в нечеловеческих условиях, другие проявления чрезмерно жестокого отношения.

Европейский суд неоднократно обращал внимание на то, что не существует конкретного и ограниченного списка действий (бездействий), которые бы однозначно трактовались как пытки. Потому в каждом случае требуется проведения тщательного анализа ситуации и обстоятельств дела.

Если содеянное не может быть квалифицировано как пытка, оно рассматривается Судом как возможное бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание.

Бесчеловечное или унижающее достоинство, обращение или наказание
В основу первичного разграничения бесчеловечного и унижающего обращения (наказания), как и в случае с пытками, положен критерий степени жестокости. Исходя из практики ЕСПЧ «бесчеловечное обращение» – это обращение, причиняющее сильные психические и (или) физические страдания, которые не могут быть оправданы ситуацией и обстоятельствами их причинения.

При этом бесчеловечное обращение как самостоятельное правонарушение:
не должно превышать минимальный порог жестокости, иначе должно быть квалифицировано как пытка;
должно быть достаточно жестоким, иначе должно быть квалифицировано как унижающее достоинство обращение.
Надо сказать, что в оценках и разграничении понятий «бесчеловечное обращение» и «обращение, унижающее достоинство» Европейский Суд нередко позволяет себе широкий и в некоторой степени неоднозначный подход. Отчасти это связано с тем, что та или иная квалификация правонарушения не влияет на удовлетворение жалобы со ссылкой на нарушение статьи 3 Конвенции. Однако влияет на размер компенсации, а в ряде случаев может сказаться на оценке значительности ущерба и наличия или отсутствия статуса жертвы. Любого рода спорные моменты подлежат глубокому анализу и устранению на уровне подготовки жалобы, чтобы избежать несоответствия критериям приемлемости.

В определенной мере «спасает» положение более тщательное рассмотрение и обсуждение в теории и на практике трактовки понятия «унижающее достоинство обращение». Все это помогает использовать для верной квалификации следующий подход: если нарушение статьи 3 Конвенции по правам человеканельзя по тяжести содеянного квалифицировать как пытку, но оно более жестокое, чем обращение, унижающее достоинство, то его можно квалифицировать как бесчеловечное обращение. Да, применяется своего рода метод исключения.

Под унижающим достоинство обращением понимается такое действие, которое посягало на достоинство человека и носило достаточно грубый характер. Конкретику в толковании понятия нужно искать в прецедентном праве ЕСПЧ. При рассмотрение конкретных дел Суд учитывает:
фактические обстоятельства произошедшего;
степень, манеру и способ унижения, которое может выражать, среди прочего, и в форме оскорбления;
последствия унижения, в том числе возможные, как, например, если унижение выражается в угрозах наказания;
оценку (степень жестокости) унижения в глазах окружающих и (или) субъективную оценку жертвы, ее восприятие случившегося.
Влекущее нарушение статьи 3 Конвенциибесчеловечное или унижающее достоинство наказание – отдельный предмет для рассмотрения. Необходимо различать такое наказание и наказания вообще. Оценка относительна, содержит субъективный аспект, зависит от вида и характера наказания, метода и способа его осуществления, а также других обстоятельств дела. В анализе и оценке наказания обязательно учитываются признаки бесчеловечности и унижения человеческого достоинства.

Тенденцией последних лет стал отход Суда от позиции, что бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание обязательно должны быть умышленным правонарушениями. На сегодняшний день преобладает мнение, что отсутствие намерения совершить правонарушение не исключает нарушения статья 3 Конвенции. Например, суд над малолетним ребенком по правилам, которые применяются для взрослых или схожим с ними, признавался правонарушением, учитывая всю совокупность обстоятельств проведения таких процессов.

Анализ намерения (наличия умысла) часто сопутствует рассмотрению жалоб, где правонарушение выражается в бездействии. Во-первых, бездействие может влечь ответственность по смыслу статьи 3 Европейской конвенции. Во-вторых, непринятие властями мер по устранению обстоятельств, которые содержат все или некоторые признаки бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания, само по себе является нарушением статьи 3 Конвенции. Тем не менее, наличие или отсутствие умысла влияет на исход дела. Несмотря на доказанность нарушения статьи 3 Конвенции по правам человека, компенсация по причине отсутствия умысла может быть сведена к относительно небольшому размеру.
*****

Статья 3 Европейской Конвенции – одна из немногих, при толковании и применении норм которой ЕСПЧ в конкретных делах допускает отход от имевших в прошлом оценок, выводов и решений. Это связано, во-первых, с тем, что со временем серьёзно меняется представление о пытках, о жестокости наказания, о бесчеловечном и унижающем обращении. То, что еще несколько десятков лет назад не считалось чем-то жестоким, сегодня выглядит как настоящая пытка. Во-вторых, появляются такие методы воздействия на человека, которых ранее не существовало, и они требуют новых оценок со стороны международного права. И, наконец, в жалобах со ссылками на нарушение статьи 3 Конвенцииочень большое значение имеют конкретные обстоятельства дела, где важны все детали: действия (бездействие), условия, продолжительность нарушения, последствия, субъективные оценки, пол, возраст, состояние здоровья, прочие физические и психологические характеристики потерпевшего.


Tags: court, international law, law, police, prison, tortures, ЕСПЧ, закон, законы, международное право, милиция, нарушения Европейской Конвенции, полиция, пытки, суд, тюрьма
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments