irwi99 (irwi99) wrote,
irwi99
irwi99

Categories:

Суд с ФСБ про ответ не по существу на моё заявление про Ил–76

25 сентября прошел суд по моему иску к ФСБ. Суть иска ясна из названия поста и моего выступления на судебном заседании:
Примерный текст выступления
Вначале отмечу и подчеркну, политкорректно выражаясь, – алогичность поведения ФСБ в этом судебном процессе. Перед судебным заседанием 4 сентября представитель ответчика Гребенщиков вручил мне текст Возражений. Т.е. они уже написали к 4 сентября текст Возражений по моему иску (подписанный Гребенщиковым). Но представитель ФСБ Гребенщиков заявил на заседании 4 сентября, что он еще не ознакомился с содержанием моего иска. И попросил поэтому перенести судебное заседание. По–моему, это крайне фантасмагорично.
Теперь о тексте Возражений ФСБ. Его сущностная часть состоит из 4–х странностей.

Странность № 1
Даже не упоминается о чем было моё заявление в ФСБ. И даже не говорится, что это было заявление о преступлении.

Мой комментарий
Это очень странная странность. Т.к. ключевая, да и собственно единственная, проблематика моего иска это ответ ФСБ не по существу. А как можно обсуждать — был ли ответ по существу или не по существу, если не обсуждать или хотя бы упомянуть о чём было моё заявление о преступлении, поданное в ФСБ?

Странность № 2
В тексте Возражений ФСБ даже не упоминается, что мой иск к ФСБ – это про их ответ не по существу.

Мой комментарий
И это очень странная странность. Как можно «возражать» и говорить, что мой иск не обоснован и его нужно отклонить, — если даже «не заметить» и не упомянуть мою (единственную в этом иске) претензию к ФСБ.

Странность № 3
Цитирую ФСБ:
«Административный истец полагает, что содержание ответа является нарушением его законного интереса – жить в правовом государстве. Вместе с тем ответ, данный административному истцу, никак не влияет на его право проживать на территории Российской Федерации, которая в соответствии с п.1 ст.1 Конституции РФ является правовым государством»

Мой комментарий
В своем иске я писал, что действие (бездействие) ФСБ нарушают мой законный интерес — жить в правовом государстве. То есть нарушение закона со стороны ФСБ и нарушения ими моих прав несовместимо с понятием “правовое государство”. И требуется устранить эти нарушения закона и моих прав.
И вот ФСБ отвечает, что их ответ на моё заявление о преступлении не мешает мне проживать в РФ. А так как РФ по Конституции – есть правовое государство, то значит так оно и есть, вне зависимости от действий или бездействий ФСБ. То есть просто по определению. Или точнее по аксиоматическому постулированию.

Странность № 4
ФСБ написала:
«Применение мер дисциплинарной ответственности не является устранением нарушения законности»


Мой комментарий
Это они ответили на моё исковое требование:
“Вынести частное определение, в котором собщить руководству ФСБ мнение суда о необходимости применить к соответствующим должностным, уполномоченным и ответственным лицам ФСБ дисциплинарные меры”.
Очень странная эта странность № 4. Дисциплинарные ответственность и наказание – есть способ наказания виновных за нарушение закона. И глупо даже сопоставлять способ наказания за нарушения и устранение самого нарушения.

Теперь я напомню суду ключевые тезисы моего иска.  Я буду краток.

Во–первых, потому что моя аргументация, перечень нарушенных моих прав и законных интересов, ссылки на российское законодательство, мнение–рекомендация Шахтинского суда по моему предыдущему процессу с ФСБ изложены в тексте моего иска.
А во–вторых, потому что коллизия этого дела предельно рафинирована. А именно, — ответ ФСБ не по существу на моё обращение–заявление.
В моём заявлении о преступлении сообщалось о том, что сотрудники ГРУ Генштаба РФ сбили 14.06.2014 около Луганска украинский военно–транспортный самолет ИЛ–76. Погибло 49 человек. Я приводил конкретные имена и адреса людей совершивших это преступление. Я указал конкретную информацию об этом преступлении опубликованную правоохранительными органами Украины.

Я просил ФСБ проинформировать меня как заявителя о планируемых и предпринятых действиях. И о результатах проверки информации о преступлении. В соответствии со статьями 144–148 УПК РФ.
В ультракороткий ответе из ФСБ зам. руководителя Департамента военной контразведки Р.Р. Алимов написал лишь, что моё обращение «рассмотрено и принято к сведению».

Меня такая отписка не устраивает. Я хочу, чтобы их ответ был ответом по существу. А из их короткого ответа не понятно как именно отреагировало ФСБ на моё заявление о преступлении.

Целью моего заявления о преступлении было не простое повышение эрудиции сотрудников ФСБ. Целью было то, чтобы ФСБ принял предусмотренные в УПК меры по расследованию информации об этом преступлении. А в письме ФСБ от 01.07.2019 нет ответа на вопрос: «Приняты ли такие меры?». Нет ответа и на вопрос: «Зарегистрировало ли ФСБ моё заявление как заявление о преступлении?»

У меня как заявителя есть право на получение ответа по существу. А у ФСБ есть обязанность отвечать по существу на обращение гражданина.

Ключевая категория этого судебного процесса «ответ по существу», а точнее отсутствие ответа по существу. И бездействие ФСБ, о котором я пишу в иске состоит в отсутствии ответа по существу. То есть ответы на поставленные в моем обращении вопросы не даны. А сами вопросы проигнорированы.

Прошу:

1. Признать что ФСБ нарушила закон, мои права и законные интересы. Тем что её ответ на моё обращение от 18.06.2019 — это ответ не по существу.

2. Указать–обязать ФСБ дать ответ по существу моего обращения (заявления о преступлении) от 18.06.2019.

3. Вынести частное определение, в котором собщить руководству ФСБ мнение суда о необходимости применить к соответствующим должностным, уполномоченным и ответственным лицам ФСБ дисциплинарные меры.


25.09.2019 Селезнев К.А.

Мои вопросы представителю ФСБ и его ответы

Первая группа вопросов (4 вопроса)

а) О чем было моё заявление в ФСБ?
Ответ представителя ФСБ
«Вы посчитали, что в открытом доступе имеется информация о совершенном преступлении»

б) Согласен ли представитель ответчика, что это было заявление о преступлении?
Ответ:
«Нет. Но непосредственно документ назывался заявление о преступлении»

в) Какова процедура предусмотрена в российском законодательстве при получении органом дознания заявления о преступлении?
Ответ:
«Процедура указана в соответствующих законодательных актах»

г) Соблюдена ли эта процедура в случае обсуждаемого моего заявления о преступлении, поданного в ФСБ?
Ответ:
«Я говорю одно, а Вы от логики уходите немножко в другое»
Тут вмешался судья Шам С.Т. и сказал:
«Они же сказали в Возражениях, что соблюдена!»
Мой комментарий (это я не тогда сказал, а пишу сейчас):
Судья грубо ошибся. По мнению судьи они ответили мне в Возражениях, что соблюдена процедура, предусмотренная в российском законодательстве при получении органом дознания заявления о преступлении. Но в Возражениях этого нет!
Ответ представителя ФСБ:
«Не соблюдена, так как мы не расценили Ваше сообщение как сообщение о преступлении».
Мой дополнительный вопрос:
«Можно ли из текста письма, которое я получил из ФСБ, и где написано только следующее: «рассмотрено и принято к сведению» сделать вывод, что ФСБ не считает моё заявление о преступлении заявлением о преступлении?»
Ответ
«Если бы ФСБ считало бы это заявлением о преступлении, то были бы изданы соответствующие процессуальные документы, о которых бы Вам стало известно».
Мой вопрос:
«То есть я должен был догадаться, что «если принято к сведению, то значит ФСБ не считает мое заявление заявлением о преступлении?»
Ответ:
«Это логично»
==

Вторая группа вопросов (2 вопроса)

а) Согласен ли представитель ответчика, что ключевая проблематика моего иска это ответ ФСБ не по существу?
Ответ:
«Нет»
Мой дополнительный вопрос:
«А о чём тогда, по Вашему мнению мой иск?»
Ответ:
«Иск о нарушении Ваших прав, связанных с обращением»
Мой вопрос:
«А то что я пишу в исковых требованиях об ответе не по существу, и рефреном во всем тексте иска «ответ не по существу», «ответ не по существу», «ответ не по существу»…А вы с своих Возражениях к иску даже не использовали эту категорию. Я даже жирным в тексте иска выделяю, что ключевая категория иска это ответ не по существу
Ответ:
«Ваш иск о нарушении Вашего конституционного права на обращение».
Я:
«Совершенно верно. А в это конституционное право входит право на получение ответа по существу»
ФСБ:
«Это Ваше мнение»
Я:
«В законе, который регламентирует и конкретизирует конституционное право на обращение (федральный закон № 59–ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан» четко сказано о праве гражданина получать ответ по существу! И об обязанности органов госвласти давать ответ по существу»
ФСБ:
«В конституционном праве про существо не говорится»
Я продолжал приставать и повторил свой исходный вопрос:
«Согласен ли представитель ответчика, что ключевая проблематика моего иска это ответ ФСБ не по существу?»
ФСБэшник еще немного поломался и, наконец, дал утвердительный ответ на этот мой вопрос.

б) Что такое, по мнению представителя ФСБ, есть ответ по существу?
Ответ:
«Есть суть вопроса, и есть ответ на этот вопрос»
==

Третья группа вопросов (2 вопроса)

а) Целью моего заявления о преступлении было то, чтобы ФСБ принял предусмотренные в УПК меры по расследованию информации об этом преступлении. А в письме ФСБ от 01.07.2019 нет ответа на вопрос:
«Приняты ли такие меры?».
С этим согласен представитель ответчика?
Ответ:
«Давать ФСБ Вам ответ на этот вопрос нелогично. Мы не рассматривали этот документ в соответствии с УПК»
Я:
«Я поставил конкретные вопросы и попросил, как заявитель, чтобы ФСБ проинформировало меня. А откуда я должен был узнать, что Вы не приняли никаким мер? И что не рассматривали моё заявление в рамках УПК? Из ответа ФСБ это не следует. Это был совершенно рафинированный ответ не по существу».

б) Нет ответа и на вопрос:
«Зарегистрировало ли ФСБ моё заявление как заявление о преступлении?».
С этим согласен представитель ответчика?
Ответ ФСБ:
«В Вашем обращении в ФСБ не было вопроса: «Зарегистрировали ли Вы моё заявление о преступлении. Как мы можем тогда на это отвечать?»
Я:
«Я написал вам заявление о преступлении. Вы написали в ответ шараду, что «приняли к сведению».
ФСБ:
«Почему Вы официальный документ называете шарадой?»
Я:
«Из такого ответа нельзя понять – считаете или нет моё заявление о преступлении заявлением о преступлении. Зарегистрировано ли оно как заявление о преступлении? Я как заявитель считаю ответ ФСБ ответом не по существу. Из ответа ФСБ совершенно не ясно какие шаги ФСБ принял при получении моего заявления о преступлении. Даже если рассматривать моё заявление как обычное заявление (не о преступлении). Как ФСБ отреагировало на мои вопросы? Согласно? Не согласно? Из текста ответа ФСБ («принято к сведению») об этом судить совершенно нельзя. То есть это рафинированный ответ не по существу. Классическая отписка».
ФСБ:
«Но мы же написали: «Принято к сведению»»
Я:
«Но я же не просто для повышения вашей эрудиции вам писал. Я писал о конкретном преступлении с конкретным официальными источником информации – официальный сайт СБУ. И должен был от вас получить конкретный ответ: считаете, не считаете, есть состав преступления или нет. Я как гражданин имею право на получение такого конкретного ответа.
==

Итог суда
Судья принял решения – отказать моему иску к ФСБ в удовлетворении,
==
После получения и изучения мотивировочной части Решения суда – подам апелляцию в Ростовский областной суд
==
Все посты эксперимента см. https://d3.ru/user/infinum/posts/


https://politota.d3.ru/sud-s-fsb-pro-otvet-ne-po-sushchestvu-na-moio-zaiavlenie-pro-il-76-1854144/
Tags: court, kgb/fsb, как общаться с полицией (в суде), кгб/фсб, образец, суд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments