irwi99 (irwi99) wrote,
irwi99
irwi99

Category:

В воинской части срочников избивают, вымогая деньги

Челябинские общественники открыто заявляют: в воинской части 89547 под Чебаркулем происходят чудовищные события: молодые срочники подвергаются жестоким пыткам, унижениям и издевательствам. Один из них, не выдержав побоев, оставил часть, после чего его супруге и годовалой дочери пригрозили изнасилованием. А сестре сообщили, что если брат не вернется, его найдут мертвым в канаве. Родственники пострадавших солдат рассказывают, что ребят избивали, вымогая у них деньги. Сержанты знали, что на пластиковые карты срочникам перечисляется крупные суммы за работу по утилизации снарядов. До большинства рядовых эти деньги так и не дошли: их просто сняли со счетов, воспользовавшись ПИН-кодами, хранившимися у ротных.

Как передает корреспондент «Нового Региона», к челябинским общественникам обратилась Ульяна Винокурова – сестра 24-летнего срочника Максима Тюменцева. В конце декабря 2010 года он был призван из Аши, проходил службу в воинской части 89547 Чебаркульского гарнизона в инженерно-саперной роте.

Летом 2011 года он находился на полигоне «Азов»: вместе с остальными сослуживцами участвовал в утилизации снарядом, затем в подготовке к международным учениям «Центр – 2011».

Как удалось узнать сестре солдата, этот период стал для ее брата кошмарным испытанием: сержанты-контрактники и командиры превратили жизнь молодых срочников в настоящий ад.

«В данной воинской части солдаты-срочники находятся, как в концлагере, где в роли надсмотрщиков и инквизиторов выступают солдаты-дагестанцы. Все это становится возможным с поощрения командующего состава и попустительства со стороны военной прокуратуры Чебаркульского гарнизона. Издевались практически над всеми срочниками на полигоне «Азов», кроме дагестанцев, они находятся на особом, «почетном» положении», – заявляет сестра Максима Тюменцева.

По ее словам, жестоким издевательства и унижениям рядовые подвергались из-за денежных выплат. Дело в том, что за утилизацию снарядов солдатам полагается денежное довольствие в размере 35 тысяч рублей в месяц. Деньги перечисляются персонально каждому на пластиковую карточку. Однако, как рассказывает Винокурова, пока карточки хранились у командиров, с них таинственным образом исчезали деньги. Как выяснилось, вместе с карточками, у ротных хранился полный список ПИН-кодов для каждой карты. Поэтому деньги спокойно снимали, не ставя в известность их владельцев.

Например, Максим Тюменцев в один из дней получил на свой телефон смс-сообщение о том, что с его счета снято 10 тысяч рублей. А когда срочник получил карту в руки и успел перевести оставшиеся средства на счет своей супруги, его жизнь в воинской части превратилась в кошмар. Сержанты стали требовать с него деньги, а когда узнали, что банковский счет пуст, пришли в ярость.

После этого в качестве наказания они заставили строптивого срочника носить на спине мешок, наполненный гравием, в течение 3 недель.

«Причем носил он его везде – в туалет, столовую, ел и спал в нем, после чего у него начались серьезные проблемы с позвоночником. Его били так, что у брата выбито 8 зубов, было тяжелое сотрясение головного мозга после избиения наручниками по голове, сломан нос. Били большими палками по почкам и печени. А происходило это так: его загоняли в палатку, заставляли раздеваться догола и били палками, потом обливали водой и снова били. А после массовых избиений солдат заставляли друг друга мыть с мочалками», – рассказывает со слезами в голосе сестра Максима.

Помимо всех травм у солдата развился пародонтоз. Сейчас он с трудом может принимать пищу, учитывая, что 8-ми зубов у него нет, остальные сильно расшатаны из-за воспаления десен.

По словам сестры, точно таким же издевательствам в части подвергались другие сослуживцы брата. Один из них – Вячеслав Тихонов – даже пытался покончить жизнь самоубийством, в результате чего оказался в психиатрической клинике поселка Биргильды. Еще двое подались в бега, но их вернули.

Их примеру последовал и Максим Тюменцев. Он самовольно оставил воинскую часть: пешком, по лесу, на попутных машинах добрался до Челябинска. Отметим, что рядом с местом службы сняла квартиру его супруга Валентина с годовалой дочерью. После того, как муж сбежал, к ней несколько раз приходили неизвестные в военной форме. Несколько раз в день они проводили обыски в квартире, причем даже в ее отсутствие.

«Один из дагестанцев сказал жене брата с акцентом: «Нет дэнег, будешь отдавать долг родине ты. Сначала мы изнасилуем тебя, потом доберемся до твоей дочери», – рассказывает Ульяна Винокурова.

Также сестре Тюменцева позвонил его ротный и пригрозил, что если Максим не вернется в часть, его «найдут мертвым в канаве». Позже военные применили другой способ: они позвонили и сообщили сестре, что найден труп ее брата.

Женщина приехала в Челябинск, встретилась с братом и уговорила его прийти с повинной в военную прокуратуру Челябинского гарнизона и военно-следственный отдел. Здесь начали доследственную проверку по всем вышеперечисленным фактам. Уголовного преследования за дезертирство солдату удалось избежать: он пришел с повинной добровольно и в установленный срок – не позднее 10 суток.

Солдат прошел судебно-медицинскую экспертизу в Челябинске, гражданские медики зафиксировали все побои. Позже его направили на прохождение военно-медицинского освидетельствования на пригодность к прохождению службы. Однако удивительным образом врачи военной поликлиники не обнаружили у него ни сотрясения мозга, ни повреждений позвоночника, ни выбитых зубов, ни сломанного носа. Единственное, что сделали медики – направили пострадавшего на психиатрическое обследование, усомнившись в его адекватности из-за того, что он совершил побег.

В целом, военные эксперты признали, что покалеченный солдат годен к дальнейшей службе. Причем, в лечении ему отказали, сославшись на то, что все документы находятся в воинской части. Их, кстати, следователям не удалось получить до сих пор – даже после официального запроса.

Между тем, срочник самостоятельно добрался до горбольницы №2 Миасса, где ему поставили диагнозы: язва 12-перстной кишки, атрофический гасродуоденальный рефлюкс, хронический холецестит, шейный остеохондроз с серьезным искривлением позвоночника, что является противопоказанием для армейской службы. Правда, заключения гражданских врачей для военных не указ, то есть не являются основанием для освобождения от службы.

Сестра Максима Тюменцева обратилась к губернатору Челябинской области, уполномоченному по правам человека региона, министру обороны РФ, главную военную прокуратуру, главное военно-медицинское управление. Она требует взять под особый контроль ход следствия по данному делу, привлечь к уголовной ответственности виновных за случившееся, в том числе военного прокурора Чебаркульского гарнизона за халатное отношение к своим обязанностям, а также помочь направить брата на военно-медицинскую экспертизу.

На время доследственной проверки Максим Тюменцев помещен в одну из воинских частей Челябинского гарнизона, пока ему ничего не угрожает. Однако родные и общественники искренне опасаются, что после того, как по подследственности материалы проверки будут переданы в военно-следственный отдел Чебаркульского гарнизона, Максима могут снова заставить вернуться в часть для участия в расследовании. Доказать факты побоев и издевательств будет достаточно сложно: запуганные насмерть сослуживцы могут отказаться свидетельствовать против наглых командиров и озверевших контрактников. А вот последние легко могут оказать давление, в том числе физическое, на солдата.

По словам директора «Школы призывника» Валерии Приходкиной, она будет следить за ходом проверки и судьбой Максима Тюменцева и сообщать об этом в СМИ.
Алла Александрова
http://www.newsland.ru/news/detail/id/800110/
Tags: армия, беспредел, преступление
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment