irwi99 (irwi99) wrote,
irwi99
irwi99

Опыт Третьего рейха в инициативах депутата Мизулиной.

Взято у alexalexxx в Опыт Третьего рейха в инициативах депутата Мизулиной.

мизРодство гомофобной политики нацистской Германии и российских депутатов (помимо общего духа стигматизации "неполноценных" граждан) порой обнаруживается в конкретных исторических деталях.

Например, в принудительном использовании геев на самых тяжёлых работах в концлагере.

По словам Мизулиной, "мы будем просить о применении наказания (для Н. Алексеева) в виде обязательных работ в местах, где он не сможет заниматься гей-пропагандой, например, на "труповозке". Только такое наказание его сможет исправить".

Историк Франсуа Бедарида напоминает: "В концлагерях цыгане и гомосексуалисты находились на дне лагерной иерархии. Их использовали на самых тяжёлых работах, например, "носильщиков трупов". Так, одна из цыганок, чья семья была отправлена в газовые камеры, должна была подбирать умирающих и относить их в могилу, где они часто ещё агонизировали. Их добивали выстрелом в затылок".

Пьер Зеель. "Я, депортированный гомосексуалист", М., 2008. Стр.169. ( фрагменты: http://alexalexxx.livejournal.com/tag/%D0%BF%D1%8C%D0%B5%D1%80%20%D0%B7%D0%B5%D0%B5%D0%BB%D1%8C )

Как видим, опытом "перетаскивания трупов" гомосексуалов не удивить: нацисты германского концлагеря и российский депутат Мизулина "творчески мыслят" на одной и той же волне.

Что касается методов "исправления", - в книге Пьера Зееля приведены и другие свидетельства.

Ганс Хегер вспоминает о судьбе гомосексуалов в концлагере:

"Нас перевезли из Заксенхаузена на кирпичный завод Клинкера. Нас трясло, потому что место было слишком известно. Через два месяца, показавшиеся нам годами, нас осталось всего пятьдесят человек. Помню последний приказ перед тем, как нас разделили: сложить двадцать трупов, заливших нас всех кровью. (...) Помню, как появился пока здоровый юноша с розовым треугольником. Его постоянно вызывали, издевались, избивали, оставляли на целую ночь на морозе, вели под душ, потом связанного пытали горячей лампой в сочетании с ледяным душем - он очень быстро умер".

Или текст из архивов Бухенвальда: служащий, гей, арестованный в 1938 году как "опасный для нравственности", вспоминает: "Первым, что потрясало по прибытии в лагерь, были трупы заключённых штрафной роты, которые бросали к воротам, как мешки с зерном. В тот же самый день повесился молодой гомосексуалист, и все спокойно продолжали есть, не обращая на это никакого внимания. (...) В январе 1942 года нас отправили в медицинскую лабораторию, где испытывали лекарства от лихорадки, - молодых гомосексуалов охотнее всего брали в качестве подопытных кроликов.. Между тем, новых прибывших, арестованных по статье 175, быстро расстреляли в бункере".

Ги Хокенхейм пишет: "Каторжный труд, медицинские опыты, особенно испытания живых тканей ожогами для проверки действия фосфорных бомб, истребляли ряды гомосексуалов. Согласно дисциплине лагерей такого типа, они не имели права заболеть: перемещение в лагерный "госпиталь" было запрещено. Заболеть означало подписать себе смертный приговор".

О положении геев в Бухенвальде, в блоке 36 - из вспоминаний Ярослава Бартла: "Мы работали в каменном карьере в невыносимых условиях, под постоянной угрозой расстрела эсэсовцами, под крики и оскорбления бригадиров. Смертельные ранения случались ежедневно; и дня не проходило, чтобы хотя бы один заключённый не был убит. Почти каждое утро бригадир получал от СС листок с количеством заключённых, которые не должны были вернуться. Одним из излюбленных развлечений бригадиров было избивать людей, когда они тащили вагонетки. Если одна тележка съезжала с рельсов, то следующая давила заключённых, что приводило к тяжёлым увечьям. Часто в медсанчасть привозили кого-то с раздробленной ногой, и врач СС порой вводил ему смертельный укол".

Jean Boisson пишет: "В 1943 году Гиммлер принял решение просто-напросто кастрировать гомосексуалов, ибо они упрямо отказывались изменяться так, как от них требовалось. Было обещано, что каждый, кого кастрируют с его согласия, будет быстро освобождён за хорошее поведение. Но когда таких выпускали из лагерей, то не давали вернуться домой, а отправляли на фронт".

"Когда в 1945 году немецкие концлагеря открылись, по Европе и всему миру пробежала волна ужаса. Но среди категорий жертв была одна, молчавшая о множестве страданий, не встречавшая понимания ни в газетах, ни у властей, ни у организаций по защите интернированных: это гомосексуалы. Они не вызывали никакого сочувствия у широких масс и, естественно, не могли рассчитывать на какое бы то ни было возмещение ущерба. В лагерях их подвергали наиболее тяжёлым издевательствам. Я сам видел молодого человека, весьма женственной наружности, которого СС заставило перед ними сплясать; потом его повесили".

18-летний друг Пьера Зееля, (которому и посвящена книга) оказавшийся с ним в одном концлагере, был выставлен голым перед строем и растерзан собаками охраны.

Всего за "гомосексуализм" в концлагерях было уничтожено около 800 тысяч человек. Основания для ненависти режима к ЛГБТ имели (так сказать) "рациональный", расово-демографический характер (что так роднит аргументы Путина и Гитлера).

Жан Буассон пишет: "Евреев истребляли потому, что они наносили ущерб чистоте расы, а гомосексуалистов - потому что они наносили ущерб воспроизводству расы".

Гиммлер заявлял в 1938 году: "Живущие гомосексуальной жизнью отнимают у Германии детей, которых они ей должны". "Если это не пресечь сейчас (заявлял он в речи 1937 года), то заразная болезнь уничтожит наш народ. Если этот порок продолжит распространяться в Германии и мы не сможем его побороть - это будет конец Германии, конец немецкого мира".

Интересно было бы составить сравнительную таблицу цитат о геях и "угрозе демографии" - Путина, иерархов РПЦ и вождей нацистского режима.

Логика нацистов задержалась в Европе до 70-х годов, а в России, похоже, закрепилась надолго, словно на последнем гомофобном рубеже.

Пьер Зеель пишет: "Даже в 1989 году, во время Дня памяти жертв нацизма, в городах Франции встречались резкие протесты (недовольных присутствием ветеранов от ЛГБТ на траурных церемониях) и столкновения с полицией. В Безансоне группа скандировала: "В печь этих пидарасов! Открыть печи снова, бросить их туда!" Они растоптали венок в память о депортированных гомосексуалах, который возлагали геи, бывшие узники концлагеря".
Tags: LGBT/ЛГБТ, authorities, kremlin, власти, кремлёвские
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments